Что осталось за кадром. Церковь и пандемия

Что осталось за кадром. Церковь и пандемия

Статья пресс-секретаря Синодального отдела по благотворительности на сайте «Эха Москвы»

Да, подводить итоги 2020-го очень тяжело. Мы лишились многих. И это сложно осознать даже сейчас.

В этом году были резонансные темы, которым, как часто бывает, уделялось слишком много внимания. Так много, что на этом фоне затерялось более важное.

Надо наверстывать. Итак, что осталось за кадром в 2020 году. 9 фактов о Церкви и пандемии, которых вы не знали.

 

1. Церковь выступила одним из крупнейших координаторов помощи людям в период пандемии.

Прежде всего, речь о продуктах. Да-да, о простых продуктах. Потому что многим семьям во время пандемии перестало хватать на еду. Многодетные, пожилые, одинокие люди с инвалидностью – все они обращались за помощью к нам, в Церковь. Потому что мы рядом.

И мы помогали. Организовали в Москве сбор средств, направили более 18,5 млн. рублей на закупку продуктовых наборов в 55 епархиях. Причем не только в России. Не меньше страдают люди в Кыргызстане, Молдавии, на Филиппинах и в Восточном Тиморе. Там тоже наша Церковь, и там тоже нужна помощь.

Продуктовые наборы продолжают выдавать прямо сейчас в десятках епархий.

Очень помог наш давний партнер фонд продовольствия «Русь». При его поддержке епархии выдали 317 тысячам нуждающихся более 990 тонн продуктов.

 

2. Бездомные часто могли рассчитывать в пандемию только на Церковь.

В некоторых городах, как, например, в Екатеринбурге, церковные проекты помощи бездомным остались единственными на весь город, которые не прекратили работу.

Кто-то может удивиться, но у Церкви не 1, не 2, не 3, а больше 90 приютов для бездомных. И они находятся по всей стране. Многие ушли на карантин: сотрудники, оставив свои семьи, неделями жили в приютах вместе с бездомными. Так было, например, с Андреем Якуниным из Тюмени – чего он только не испытал на этой добровольной самоизоляции.

В некоторых городах, как, например, в Уфе, городские больницы попросили наш приют взять к себе бездомных, чтобы освободить койки для коронавирусных больных.

В Москве крупнейший негосударственный центр помощи бездомным – «Ангар спасения» православной службы «Милосердие» — зафиксировал – внимание! – 3-кратное увеличение числа обращений. То есть до пандемии приходило 100 человек, во время пандемии – 300 бездомных в день. В будни часто и до 400 бездомных в день.

Стоит ли говорить, что все проекты работают на пределе своих сил.

Самих проектов стало немного больше. В этом году мы открыли отапливаемый модуль для бездомных в Кирове, «Автобусы милосердия» в ТомскеУфе, только что – в Магнитогорске.

 

3. Всплеск волонтерского служения.

Он был не только у нас, этот всплеск. Мы можем говорить только за свои 800 добровольческих служб и групп милосердия, которые у нас есть. И к нам действительно пришло много новых людей. В первую волну, помню, добровольцев в московской службе «Милосердие» записалось так много, что даже не всем хватало просьб. Точнее, хватало, но приходилось какое-то время подождать.

И волонтеры, конечно, не только приносили продукты и лекарства людям на изоляции. Они отвозили врачей поликлиник, как в Нижнем Тагиле. Они привозили горячее питание медикам скорой помощи, как в Одессе и Симферополе.

Волонтеры тем и хороши, что они не скованы регламентами и инструкциями и могут оперативно отреагировать именно на ту нужду, которая есть сейчас.

 

4. Церковь открыла ковидный стационар. 

Да, вы не ослышались (или какое есть слово, если человек читает, а не слышит?). В Бишкеке на пике пандемии, в здании епархии Церковь открыла ковидный стационар. Летом туда приходили 40 человек в день. В Кыргызстане в пандемию было все очень сложно – больницы были переполнены, там оставались только самые тяжелые. А что делать всем остальным?

Епархия согласовала с местным Минздравом и открыла ковидный стационар. Нашлись высококвалифицированные врачи, которые согласились бесплатно трудиться. Наш Синодальный отдел по благотворительности направил средства на закупку оборудования и зарплату фельдшера. И стационар заработал.

Там бесплатно лечились пациенты с легким и среднетяжелым течением ковида. Также социальный отдел епархии оплачивал необходимые лабораторные исследования и бесплатно выдавал (и выдает) лекарства.

 

5. Церковные приюты для мам и центры гуманитарной помощи оказались на передовой.

Именно они приняли основную нагрузку по социальной помощи в период пандемии, потому что

А) их много – 76 приютов и 211 центров гуманитарной помощи

Б) они по всей стране – от Калининграда до Камчатки. И в основном в маленьких городах и поселках, рядом с теми, кому помощь нужна больше всего.

Эти центры переориентировали свою работу на выдачу продуктов, средств гигиены – в основном самым бедным семьям, многодетным и семьям с детьми с инвалидностью.

Слава Богу, за последние годы нам удалось подготовиться. Еще 10 лет назад таких центров были единицы: в 2011 году был всего 1 приют для мам и около 60 центров гуманитарной помощи.

 

6. Церковь активно помогала медикам.

Мы передавали помощь медикам и больницам в России и других странах. В основном аппараты ИВЛ, кислородные концентраторы, лекарства.

Не везде все так же хорошо, как в Москве. Помощь медикам очень нужна в региональных и в районных больницах. В БелгородеАзовеЯрославлеХанты-Мансийске, Боровичах, Окуловке, украинском Нежине и других городах священники, архиереи привозили оборудование. В Одессе епархия даже закупила и передала медикам 2 новые машины скорой помощи.

 

7. Священники пришли к больным в ковидные стационары.

Это было непросто. Но благодаря встрече Святейшего Патриарха Кирилла с президентом региональные власти допустили священников к больным в «красные зоны». Верующим людям очень нужна духовная поддержка. И не так важно, в каком виде пришел священник – и в костюме «космонавта» он остается священником.

Сейчас по всей стране созданы мобильные спецгруппы священников, которые прошли обучение, знают, как надевать и снимать СИЗы. Вместе с эпидемиологами мы разработали правила совершения Таинств в «красных зонах», отправили в 110 епархий комплекты средств защиты.

В Москве с апреля работает круглосуточный телефон вызова священника к больному коронавирусом. В день приходит в среднем 10 вызовов. 70% всех выездов сейчас – к умирающим в реанимацию.

Но священники приходят и просто поддержать больных. Всю эту неделю епископ Пантелеимон поздравляет с наступающими Новым годом и Рождеством Христовым пациентов московских больниц: каждый день он в разных ковидных стационарах Москвы дарит подарки врачам и пациентам в «красных зонах» и старается утешить всех, кто страдает.

 

8. Стало больше просьб о помощи от тяжелобольных лежачих людей на дому.

И до пандемии многие люди очень нуждались в уходе. Эпидемия ухудшила ситуацию: многие сиделки, выехавшие на время к себе домой – в соседние республики, не смогли въехать обратно в Россию. Найти замену им не у всех получилось.

Вообще, с качеством ухода в России ситуация оставляет желать лучшего.

Наши патронажные службы, сестричества милосердия зафиксировали рост числа обращений. Многих родственников консультировали по телефону, сестры выезжали на дом, помогали везде, где только могли.

Мы планировали давно, правда, пандемия отчасти помешала провести в полном объеме обучение регионов качественному уходу. Но все равно в 8 городах наши сестры милосердия - преподаватели Свято-Димитриевского училища сестер милосердия — провели практические занятия для местных сестер милосердия и сотрудников государственных учреждений. Особенно приятно, что среди городов было много дальневосточных — Находка, ХабаровскПетропавловск-КамчатскийЮжно-Сахалинск.

У Церкви больше 300 сестричеств милосердия и богатый опыт организации ухода за тяжелобольными людьми. Он крайне востребован сейчас, когда в России благодаря фонду «Старость в радость» внедряется система долговременного ухода.

 

9. Не только ковид: Церковь открывает новые приюты для мам, центры для людей с инвалидностью, паллиативные стационары.

Да, Церковь помогала не только людям, пострадавшим от коронавируса.

За год мы открыли новые приюты для мам в КалугеМагаданеМагнитогорскеАрхангельске и буквально на днях – в Челябинской области.

Церковная Больница Святителя Алексия открыла первый филиал паллиативной помощи для взрослых в Шуе. При участии отца Александра Ткаченко открылся детский хоспис в Белгородской области.

Новые проекты сопровождаемого проживания для людей с инвалидностью в этом году запустили в Тюменской и Пензенской областях, центр ухода за тяжелобольными — в Самаре.

Для трудных подростков в Петербурге наш Центр святителя Василия Великого открыл новый проект профилактики преступности.

Да, мы – не про грандиозные цифры. Церковь не соперничает с государством и не стремится опередить его в объемах социальной помощи. Для нас самое главное — любовь и забота о ближних, качество помощи, горящее сердце того, кто помогает.

Да, пока таких проектов, как петербургский Центр святителя Василия Великого, больше нет в стране. И да, малокомплектных домов сопровождаемого проживания людей с инвалидностью пока тоже крайне мало.

Но они есть, а значит, все-таки будем надеяться, их опыт вдохновит других людей, государство на распространение этих лучших практик.

Совсем скоро – Рождество Христово. И именно сейчас важно вспомнить, что Спаситель мира приходит на землю не в образе царя. Он рождается в пещере, потому что Ему не нашлось места в гостинице. Он входит в нашу нищету и боль, становясь бездомным и нуждающимся.

Постараемся не забывать о тех, кто в эти дни страдает и просит о помощи. В этом будет наше служение Самому Христу.

 

Статья на сайте «Эха Москвы».

30.12.2020 21:49, 243 просмотров

Темы: Помощь в коронавирус

Подпишитесь на рассылку нашего Синодального отдела

Раз в месяц присылаем нескучное письмо о том, какие добрые дела совершает Церковь и ее люди.
Email*