Епископ Пантелеимон: «Коллектив детского дома должен быть пронизан любовью»

Епископ Пантелеимон: «Коллектив детского дома должен быть пронизан любовью»

Обращение председателя Синодального отдела по благотворительности епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона к сотрудникам церковных учреждений для детей-сирот

С 8 по 12 сентября и с 15 по 19 сентября 2014 года проходят курсы повышения квалификации для сотрудников церковных учреждений для детей-сирот. К участникам мероприятия обратился председатель Синодального отдела епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон.

Дорогие друзья! Я хотел бы всех вас сердечно, от всей души поблагодарить за то, что вы приняли этих несчастных детей, которые оказались без мамы, без папы, без родных. Вы исполнили слова Евангелия. Господь говорит, что кто одного из таких детей принимает, тот Меня принимает (см. Мф. 18:5). И в образе этих детей вы принимаете самого Христа. Об этом нужно обязательно помнить.

Я очень жалею, что не могу встретиться с вами лично ­— хотел бы поговорить с вами, узнать о ваших проблемах, и мне, конечно, очень интересно, как вы их решаете, как вам удается в наше трудное время, время, когда множество соблазнов вокруг нас, время, когда много лжи, неправды, как в это трудное время вы помогаете этим детям, которые лишены самого главного — лишены родительской любви.

Я думаю, что вы, конечно, понимаете, что мы не можем им заменить семью, полноценно не можем заменить семью, и всякий детский дом — это лишь временное пребывание для ребенка. Наверное, некоторые детские дома, которые устроены при монастырях, надеются — и их надежды оправдываются — что эти дети станут насельниками монастырей. Но все-таки задача каждого детского дома, каждого центра, где находится ребенок, — это не подготовить его именно к монашеской жизни (это удел избранных); и торопиться с определением в монастырь, мне кажется, не стоит, а наша задача — помочь им получить правильный ориентир в жизни, помочь им распознавать зло, помочь им полюбить добро, помочь им узнать ту радость, которой они, к сожалению, лишены — радость любви.

Радость родителей в детстве являет ребенку радость Царства Небесного. В какой-то степени, мне кажется, детство — это есть явление рая, когда любящие тебя родители рядом с тобой, когда они готовы все для тебя сделать. Во всяком случае, мое детство было таким. Если этого нет, то нет очень важного элемента в жизни ребенка, и наша с вами задача — заменить эту родительскую любовь — временно — своей несовершенной любовью. И поэтому, конечно же, главное, что мы с вами должны делать — это любить этих детей. Это — главное.

Вы знаете, был такой замечательный старец, исповедник, отец Таврион Батозский. И он говорил мамам, чтобы они воспитывали детей в любви, и говорил так: «Если даже вырастет разбойник — на кресте покается». И такие примеры правильного воспитания есть в Житиях Святых. Я очень люблю напоминать себе и тем, с кем мне приходится общаться на тему воспитания, пример отца преподобного Силуана Афонского.

Вы, наверное, знаете два замечательных случая из его юности, когда отец вразумил его с любовью и помог ему понять, что такое добро и что такое зло. Помог это сделать не так, как делаем мы — окриком, замечанием, нетактичным каким-то вмешательством в жизнь ребенка, лишением его свободы — а помог кротко, смиренно, с любовью и с болью, конечно, потому что невозможно не страдать, когда ты видишь, как твой ребенок или ребенок, тебе порученный, выбирает зло, отказывается от веры, совершает тяжелые грехи...

Однажды будущий великий подвижник, чей пример привел на Афон множество не только русских, но и греческих монахов, когда он был мальчиком, пришел на поле к отцу, где он работал, и принес ему — в Петровский пост — свинину. Отец был очень благочестивым человеком, и, конечно, в пост Петровский свинины не ел, но, чтобы не огорчить мальчика, он съел ее. И только потом, по прошествии некоторого времени, когда нашел удобным это, сказал ему: «Помнишь, как ты принес мне на поле свинину? Я ее ел, как какую-то стерву».

И — второй случай: юноша, будущий подвижник... Когда юноша, обычный юноша, христианский юноша, обладавший недюжинной силой, жил так, как жили тогда все христианские парни, все девки христианские... и надо сказать, что жизнь эта мало чем отличалась от жизни современной молодежи: не было дискотек — но были гуляния и были те же самые грехи, которые есть сейчас у людей. И вот как он пишет в своих воспоминаниях, однажды с ним случилось обычное: он впал в тяжелый грех с какой-то там крестьянской девицей. И утром пришел домой. И отец ему сказал: «Сынок! Где ты был сегодня ночью, мое сердце болело о тебе». И эти слова были так сказаны, что юноше стало стыдно и больно за то, что он совершил. Он запомнил это на всю жизнь и, когда он уже был на Афоне, он говорил, что хотел бы, чтобы у него был такой духовник, каким был его отец.

Такого духовника он не нашел даже на Афоне. Мне кажется, эти два примера показывают, что воспитатель должен быть обязательно долготерпелив. Иногда не нужно сразу что-то объяснять ребенку. Если это ребенок маленький, тогда, конечно, он забудет то, что он сделал, и нужно сразу с ним разбираться, сразу объяснять ему, говорить, что так нельзя, а если юноша уже большой — а сейчас взрослеют дети у нас, к сожалению, рано очень, они остаются детьми, к сожалению, по уму своему, но пороки у них появляются взрослые уже там в 12-13 лет; и нужно, конечно же, быть осторожным, чтобы не толкнуть его глубже в грязь, а помочь ему найти дорогу из этой грязи, даже если он в нее попал, даже если он совершил тяжелый грех, и помочь ему усвоить христианские нормы, правила православной жизни не через насилие, не через лишение его свободы, а помочь ему осознать важность их, необходимость следования этим правилам.

Если говорить о православной жизни, то мы с вами должны понимать, что в ней есть две составляющие — есть как бы некая обертка, в которой находится какая-то, знаете, такая сладкая замечательная конфета. Есть некий сосуд стеклянный, в котором находится какой-то Божественный напиток.

Сам напиток — это не сосуд, и сама конфетка — это не обертка. Но обертка нужна, чтобы конфета не испортилась, чтобы она не запылилась, и сосуд нужен, чтобы влага эта не разлилась. Но все-таки приобщить их нужно не только к тому, чтобы осязать этот сосуд, нести его аккуратно, благоговейно, не грызть его зубами там, не разбить его, но подать им попробовать из этого сосуда и дать им почувствовать сладость того, что находится внутри Церкви. Эта сладость — сам Христос. И сделать это, быть таким проводником ко Христу, может, конечно, только тот человек, который сам узнал Христа, который сам полюбил Его.

Мы знаем заповедь: «Возлюби Бога всем сердцем, всей душой, всем помышлением, всем своим существом» (см. Мф. 22:37). Но — любим ли мы Бога? Любим ли мы Его? Похожа ли наша любовь ну хотя бы на любовь влюбленных молодых людей? Похожа наша любовь на то, как мы любим сами себя? Любим ли мы Бога? Умеем ли мы Его любить? Знаем ли мы Его? Знаем ли мы Христа? Знаем ли мы Его жизнь так, как знаем свою собственную?

Мы любим поговорить о себе, рассказать о своем прошлом, о том, что было с нами — а умеем ли мы так рассказывать о Христе? Любим ли мы, понимаем ли мы то, что с ним происходило? Сочувствуем ли мы, сопереживаем ли Ему? Сорадуемся Ему? Или мы этого делать не умеем? Если мы сами не знаем Христа, а знаем только внешнюю оболочку христианства, то, конечно же, мы не сможем дать нашим детям знания о той радости, несказанной радости, которую принес на землю Господь.

Радость — это Он Сам. И в каждого человека вложена способность любить, иначе бы Господь не спрашивал с нас исполнения этих заповедей. И, конечно, каждая душа тоскует, не зная этой любви, не зная Христа, и поэтому человек пускается часто во все тяжкие, потому что не знает этой радости. И от отчаяния, с горя, не имея удовлетворения своим каким-то чаяниям, он начинает грешить, безобразничать, пользоваться своей свободой неправильно, начинает произвольно вести себя нехорошо как-то, думая этим утолить ту жажду, которая есть в его душе.

Но надо детям дать почувствовать то, что такое радость, радость быть с Богом. И здесь очень важна интонация, очень важно то, как мы это говорим с вами, очень важно, что мы в этот момент переживаем. Сами слова могут быть одними и теми же. Евангелие — оно же одно и то же. Но вот Евангелие читает еретик, Евангелие читает безбожник, Евангелие читает далекий от этого человек — и Евангелие читает святой. И уметь прочитать с ними Евангелие — я говорю в широком смысле — уметь узнать эту благую весть, которую на землю принес Господь, которая есть Он Сам, прежде всего — конечно, наша с Вами задача.

Очень важно постепенно вводить детей в Таинство Литургии. Очень важно постепенно их приобщать к этому Таинству, чтобы они полюбили каждое слово этой службы, чтобы они почувствовали тайну — прежде всего тайну. Не раскрыть им все, не все им объяснить и показать, так, чтобы все им стало понятно и ясно, а наоборот — чтобы они увидели в этом тайну, приоткрывающуюся великую тайну, тайну Царства Божия, как оно является на земле при совершении этой службы.

Человек сможет это сделать только тогда, когда он сам этим живет, когда он сам часто причащается, когда он живет Литургией, когда Литургия для него является главным событием жизни, главной радостью, — тогда, конечно же, он поможет и ребенку это почувствовать и понять, постепенно, живя рядом с ним, не читая ему лекции, не разъясняя ему это на каких-то уроках, а сопереживая, сочувствуя ему — во время службы, находясь рядом с ним, молитвой своей, своими какими-то отдельными, может быть, репликами — я не знаю...

Вот то, что мы как-то можем выразить, насколько мы по-разному можем это выражать, наверное, но помочь это понять. Это касается и церковного года. Надо помочь детям понять, что такое церковный год, что такое его радости, что за радость поста, что это такое — Великая Пятница, что такое Великий Четверг, что такое служба у Креста Господня вечером в четверг, на утрене Великого Пятка, помочь им переживать каждый год заново, и через это тоже человек приобщается к этой Тайне — Тайне Вечности, которая является во времени, чтобы они, идя, может быть, от детских радостей — подарков на елку на Рождество, яблок на Преображение, красных яичек, куличей на Пасху — постепенно переходили к радости духовной, радости другой, чтобы они постепенно учились понимать слова и чувствовать, что стоит за этими словами, какая реальность являет себя в Церкви, как она открывает себя в Церкви, эта реальность, реальность Божественного Царства, Небесного Царства, Царства Любви.

Конечно, очень важно помочь детям научиться исполнять вторую заповедь — любить ближних. И здесь вы должны показывать им пример. Я думаю, что коллектив детского дома должен быть обязательно пронизан любовью друг к другу. Люди, которые работают в детском доме, не должны быть одной командой, как сейчас говорят, или одним трудовым коллективом — это должна быть семья.

В монастырях, наверное, это сделать проще — там меньше сотрудников, там они живут одним духом, одним уставом в монастыре. В светских детских домах это сделать, наверное, труднее, но без этого детский дом не заменит семью для ребенка, не станет тем, чем мог бы он стать, если бы люди, живущие в нем и работающие в нем, стали бы одной семьей — семьей во Христе. И, конечно, ваши отношения друг с другом тоже очень важны для детей.

Знаете, наши батюшки ездили на Афон и там были у разных старцев. И у всех старцев спрашивали: что нужно сделать, чтобы в семье воспитать хороших детей? И все старцы — а старцы очень разные, есть старцы очень строгие, есть старцы очень такие, знаете, веселые, с юмором, рассказывающие притчи, есть старцы немногословные, есть старцы, которые много говорят — разные старцы есть. И вот все старцы, как один, говорили им одно и то же: папа и мама должны любить друг друга.

И вот вам в детском доме нужно помочь им увидеть эту любовь между вами, почувствовать эту любовь между вами, согласие, единство. Тогда это отчасти поможет им понять, как бывает в семье. И, конечно, детей тоже нужно к этой любви приучать, нужно помогать им познать ту радость любви, бывать с ними у тех людей, которые нуждаются в помощи, на Пасху, на Рождество, прийти в больницу или в дом для детей-инвалидов, где дети живут еще хуже, чем они, помочь, может быть, им прийти в дом, где находятся престарелые люди, бабушки и дедушки, которых, наверное, они не видели и не знали, помочь им что-то сделать радостное для них, чтобы они почувствовали эту радость — радость отдавать, а не только радость принимать.

Детский дом не похож на семью. В семье люди зарабатывают деньги — а в детском доме они их тратят, и деньги появляются от благотворителей, от спонсоров или от государства. В семье деньги экономят — в детском доме хочется, чтобы все было там еще лучше и лучше. Немножко по-другому все в детском доме, не так, как в семье. И поэтому есть некая трудность, и нужно обязательно учить детей любви, помогать им сочувствовать, сопереживать друг другу, и даже спрашивать у них об этом обязательно, как только вот не знаем, как это делать...

Мне, конечно, легко вам все это объяснять, легко рассказывать, а сделать это, конечно, очень трудно. Я бы сам, наверное, не смог бы работать педагогом в детском доме, я понимаю, насколько это тяжелый труд. Но, с другой стороны, это труд очень творческий и, кроме того, мы с вами все верующие люди, и у нас есть замечательный выход из этой ситуации. Как бы нам ни было трудно, какие бы нерешаемые проблемы ни возникали с детьми, как бы ни было безысходно тяжело, видя, как дети портятся и становятся хуже, как бы ни было трудно понять, что с ними происходит, почему они ведут себя именно так, так плохо, у нас есть возможность обратиться к Богу. Обратиться к Богу и просить Его о помощи — просить Его вмешаться в их жизнь, просить Его помочь им.

Бог их любит больше, чем мы с вами, и этих сирот, конечно, он любит больше, чем детей в обычных семьях, и больше готов явить им благодати, больше оказать им помощи в их жизни. И это средство, конечно — самое главное, которое есть у нас с вами. Самое главное — это молиться Богу о них, усердно, со слезами, если можно, с радостью, если это хорошо получается, хорошо они как-то растут на свете, детки. Но с чувством обязательно, с вниманием, и каждый день, регулярно, постоянно, всегда о них помнить — на Литургии, во время чтения утренних и вечерних молитв, просить матушку игуменью, чтобы она включила их в синодик для поминовения в монастыре, просить молиться о них тех людей, которые приносят им какие-то вещи или дают средства на содержание детского дома.

Молитва может творить чудеса, и очень часто Господь сам вмешивается в их жизнь, и то, что мы не можем сделать, Он сам делает — Он сам их исправляет, сам их учит, они проходят какую-то школу жизни. Это тоже очень и очень важно.

Призывая на вас Божье благословение, дорогие друзья, хочу пожелать вам помощи Божьей, радости и творческих успехов. В наше время нет системы, по которой можно было бы ребенка воспитать, нет правил, исполняя которые, мы стопроцентно достигнем успеха. Каждый ребенок — это особый случай, и мир сейчас совершенно живет в особых... в особом положении находится мир, не работают многие традиционные технологии и традиционные правила, которые были в мире.

И есть некая основа, и мы храним ее в Церкви, но как применить это к современной жизни, мы часто не знаем и не понимаем, сталкиваемся с такими, как сейчас говорят, вызовами, и не знаем, что с ними делать — Интернет, молодежная культура, жвачка, курение, наркотики, блуд, который называют каким-то другим словом общепринятым, но просто, конечно, ситуация очень тяжелая. И нужно, конечно, все эти проблемы решать творчески, обязательно.

И, конечно, не надо расстраиваться, когда находятся для наших детей усыновители, находятся люди, которые готовы взять их в семью, нужно этому радоваться обязательно. Только, конечно, нужно выбирать хорошую семью, православную. Не нужно спешить отдавать ребенка в семьи, но нужно обязательно подыскивать для них людей, которые бы взяли на себя ответственность за них, потому что мы не можем взять к себе в семью... ну, не знаю, может быть, кто-то из вас готов это сделать — тогда так и нужно, наверное, поступить. А так — конечно, все-таки всегда нужно помнить, что семья — это то место, где ребенку будет лучше всего, и найти такую семью для него — это тоже наша сверхзадача.

Помоги вам Бог, призываю на вас Божье благословение, и молюсь, чтобы Господь умудрил, вразумил, поддержал, ободрил и помог вам во всех ваших делах в воспитании наших деток.

09.09.2014 15:30, 1289 просмотров

Темы: Дети-сироты