Ирина Мешкова: Помогая бездомным, помогаем себе

Руководитель направления помощи бездомным Синодального отдела по благотворительности Ирина Мешкова
Руководитель направления помощи бездомным Синодального отдела по благотворительности Ирина Мешкова

Статья руководителя направления Синодального отдела Ирины Мешковой в газете "Взгляд" о том, что необходимо изменить в системе помощи бездомным

Президент по итогам встречи с волонтерскими организациями поручил правительству заняться вопросом бездомных – собрать лучшие практики и внести необходимые изменения в законодательство, чтобы помощь бездомным стала более эффективной и предметной.

Поручение президента – сигнал недовольства работой государственной системы, призванной решать проблему бездомности. Эта система по сути не менялась с момента распада Советского Союза. СССР существовал в совершенно других реалиях, не было проблемы массовой внутренней миграции и такого количества людей на улице. Да и советские подходы даже в старых реалиях не очень работали. Поэтому в вопросе реформ очень важно не ограничиваться только косметическими поправками. Всю систему помощи надо перекраивать – от срочной социальной помощи до реабилитации с пост-сопровождением.

Во многом двигателем содержательной части реформы могут стать московские НКО – в Москве колоссальный опыт помощи бездомным. Москва в целом более активная и более решительная в этих вопросах. Здесь сосредоточены крупнейшие российские организации с авторитетом, опытом, высокими компетенциями. Они находятся в достаточном единомыслии, чтобы объединить свои усилия и поддержать друг друга. Поэтому новый пилотный проект по помощи бездомным надо начинать именно с Москвы и возможно – параллельно в 2-3 других крупных городах.

Несмотря на то, что предложения по поручению президента должны быть сформированы уже к июню, сам процесс потребует намного больше времени. Но уже ясно, куда в принципе нужно двигаться.

Во-первых, нужно разделить подходы к помощи в крупных городах – мегаполисах, куда люди едут на заработки, – и в маленьких городах. Это совершенно разные случаи и совершенно разные люди. Другое внутреннее наполнение проблемы.

В крупных городах это, как правило, люди, у которых есть дом, жилье, связи, но которые приехали в большой город заработать денег. В маленьких городах бездомные находятся в более тяжелых, «зависших», иногда безвыходных ситуациях. Логика помощи здесь принципиально разная, поэтому и систему нужно строить с учетом этих особенностей.

Во-вторых, нуждается в корректировке срочная социальная помощь – дать человеку еду, одежду, лекарства, позволить ему согреться в морозы. В больших городах ситуация более-менее позитивная – бездомные сегодня не умирают на улице от голода. Но смысл срочной помощи не в том, чтобы человек как можно дольше оставался на улице и ему там было хорошо жить, а в том, чтобы он максимально быстро эту жизнь на улице оставил и вернулся в общество. Поэтому необходимо, чтобы система срочной помощи была переориентирована именно на это.

В-третьих, важное направление реформы – профилактика бездомности. В Москве это программа «Возвращение» православной службы «Милосердие». Ее суть в своевременной помощи тем, кто только попал в беду – обворовали, обманули, бросили на работе. Нужно связаться с родными, купить билет и отправить домой. Эта программа крайне актуальна для крупных и транзитных городов, где большие потоки внутренней миграции, для городов, привлекательных для заработков.

В-четвертых, реабилитация. Это ключевое направление реформы. Пока реабилитационный процесс еще не очень хорошо проработан в России, но, тем не менее, уже существует ошибочное мнение, что в реабилитации нуждаются только «старожилы» улицы.

Опыт православной службы помощи «Милосердие» и других церковных проектов – а Церковь сегодня организовала более 90 приютов для бездомных – показал, что в реабилитации нуждаются и те, кто прожил на улице даже полгода. Мы увидели, что люди, выброшенные на улицу, например, после неудачного трудоустройства, не возвращаются к себе домой в регион. Выбирают жить на помойке в богатом городе вместо скромных, но человеческих условий в небольших городах. Как в известном советском фильме: «Полюбить – так королеву, проиграть – так миллион». Увы, таково следствие разрушенных в обществе и семье ценностей и утраченных жизненных ориентиров.

Мы в Москве более 6 лет ищем новые методы решения этой проблемы, и мы увидели, что без реабилитационных мероприятий эти люди вернуться к нормальной жизни не смогут. Люди после мощнейшего стресса проживания на улице не способны сами восстановить отношения с родными, зарабатывать деньги, искать и снимать жилье.

Помощь в Москве устроена часто по принципу – «Из Челябинска, брат? Ну вот туда и вернем. Там тебе помогут». Но у него дома проблемы, долги за коммуналку, маленькие дети, жена, которая «пилит» за то, что денег мало, что он «не мужик», родители давно умерли... Вот и что ему делать? Кто скажет ему: «Очнись! Остановись. Успокойся. Я верю в тебя. Ты хороший, у тебя всё получится. Вперед»? А как человеку без этого? Ради чего жить? В жизни должен быть Другой, в жизни должна быть поддержка. Причем как в Москве, так и в его родном Челябинске.

Вот для такой поддержки, осознания реального положения и возвращения к жизни и существует реабилитационный процесс.

То, что человек попал в тяжелую ситуацию, заработал множество психологических и духовных проблем, пристрастился к алкоголю, еще не значит, что ему нельзя помочь. Наша задача – социально ответственного здорового общества – создать условия для реабилитации этих несчастных людей. Для этого нужны специалисты.  Например, в нашей команде – социальные работники, психолог, аддиктолог, священник. Бездомному нужна комплексная помощь.

Реабилитационный процесс делится на несколько этапов. Если зависимому от алкоголя и наркотиков для прохождения реабилитации нужен примерно год, то бездомному – еще больше времени. Это длительная работа, и ее лучше проводить за городом, в той среде, где у человека меньше соблазнов.

В-пятых, важный пункт реформ – пост-реабилитационное сопровождение этих людей. Я ни в коем случае не утверждаю, что их нужно пожизненно содержать. Но очень важно психологическое сопровождение и обеспечение чувства тыла за спиной – чтобы человек понимал, что, если он оступится, ему быстро помогут.

В-шестых, особо требует корректировки взаимодействие социальных и медицинских служб. Например, человек попадает в больницу, получает медицинскую помощь, выписывается из нее – и что с ним дальше происходит? Социальная и медицинская сфера, полиция, страховые фонды – все работают сами по себе. Систему надо выстроить с фокусом на проблемы отдельного человека, надо максимально по-человечески позаботиться о бездомном. А если это паллиативный бездомный, то позаботиться еще и о том, чтобы он по-человечески отошел в мир иной. Важно, чтобы больницы не стремились поскорее от таких людей избавляться, а предоставляли реальную помощь.

В-седьмых, вопрос подготовки кадров. По своему опыту знаем, что в сфере работы с бездомными не хватает специалистов – очень сложно найти людей, которые будут готовы неравнодушно и с самоотдачей трудиться на этом сложном направлении. Ведь нужно уметь возвращать бездомным волю к жизни, отогревать человека, помогать ему меняться.

Мы сейчас начали разработку курсов для волонтеров, а в перспективе и сотрудников, которые понимают особенности проблемы бездомности и способны мотивировать людей, помочь им встать на ноги и попробовать продолжить жить после падения. Очевидно, профильное обучение специалистов необходимо не только на базе НКО, но и хотя бы в нескольких вузах страны.

Нужно признать: в нашем обществе сложилось негативное представление о бездомных. Многих людей можно понять, ведь никто не хочет, чтобы в его подъезде жил пьяный, пахнущий человек. Но в том-то и дело, что пока мы на запустим федеральную систему помощи этим людям, мало что изменится. Ведь бездомный – это не тот, кого надо подальше убрать из общественных мест из-за запаха или внешнего вида, а это человек, которому нужны поддержка и сочувствие. И помощь профессионалов, которые займутся его реабилитацией.

Когда ваш близкий попадает в реанимацию, вы же не вычеркиваете его из своей жизни, не говорите, что больше ничего не хотите знать о нем. Вы жалеете его, заботитесь о нем, молитесь о нем. Если это близкий и родной человек, то вы и вовсе не отходите от него, не покидаете дверей реанимации. Если это ваш дальний родственник, вы все равно переживаете, интересуетесь его здоровьем.

Никто, конечно, не ожидает такой глубокой заботы о бездомных от всех людей. Но это беда, в которой по стечению обстоятельств может оказаться каждый. Это важно помнить.

Я верю, что у нас все получится. Главное – не закрываться от проблемы, не ограничиваться символическими жестами и помнить, что мы все в этом вопросе –  и государство, и общество – союзники.

Статья на сайте "Взгляд".

13.03.2020 11:56, 881 просмотров

Темы: Помощь бездомным