«Нигде я не чувствовала такой близости жизни и смерти»

«Нигде я не чувствовала такой близости жизни и смерти»

Статья на сайте «Такие дела» — о работе православных добровольцев в «красной зоне»

В Москве открыт набор на трехдневные курсы добровольцев «красных зон». Они организованы Учебным центром Больницы Святителя Алексия и Комиссией по больничному служению при Епархиальном совете Москвы при поддержке Департамента здравоохранения Москвы. На занятиях учат, как ухаживать за пациентами c COVID-19 и пользоваться средствами индивидуальной защиты (СИЗ). На сегодняшний день заявку на прохождение тренинга подали 675 человек. По окончании курсов волонтер прикрепляется к ковид-больнице и выбирает удобные даты, когда сможет выйти на четырехчасовую смену. «Такие дела» поговорили с добровольцами о том, как проходит их смена. Почему пациентам и медперсоналу нужна их помощь и что мотивирует их продолжать волонтерство?

Жизнь и смерть на соседних койках

В СИЗ тяжело дышать с непривычки. Выглядишь ты тоже странно, как космонавт. Шаг, шаг, шаг — входишь в «красную зону». На космическом корабле тишина — люди потерпели поражение и борются за жизнь. Пик, пик, пик — только аппараты не умолкают, отслеживают показатели. Это реанимация для пациентов с COVID-19.

«Нигде в другом месте я не чувствовала такой близости жизни и смерти друг с другом», — признается доброволец Екатерина Метлева. Раз в неделю она приходит помогать в «красную зону». Покормить, поправить подушку, отнести судно, поговорить или помолчать, подержать за руку.

«В ковидном отделении люди сильно чувствуют одиночество, потому что рядом нет близких. Некоторые из соседей по койке умирают. И они понимают, что в какой-то момент они могут оказаться на их месте». Если можно хоть немного поддержать пациента и снизить страх неизвестности, волонтеры приходят не зря, считает Екатерина.

Бывает и так, что пациенты поправляются и их переводят в отделение терапии.

«Запомнился один мужчина лет за 50. Он тяжело болел, но у него было сильное желание выздороветь, жить. Ему установили трахеостому, и поначалу он не мог говорить.

Рядом с ним на кровати лежала самодельная игрушка. Его считали странным: такой большой дядька – и с мягким медведем.

Думали, что он не в себе. Когда ему сняли трахеостому, он рассказал, что этого медвежонка сшила его жена. Это было для него напоминанием и поддержкой. На следующей неделе ему стало легче, он просил медперсонал, чтобы ему дали возможность походить — так не терпелось перевестись в терапию. Ему разрешили посидеть на койке. В этот момент приходили медсестры из соседних палат посмотреть на него, порадоваться, поприветствовать. Видно, что он стал легендой для этого блока», — рассказывает доброволец Александр Тузаев.

Он с сожалением продолжает: «А его сосед, стоматолог по профессии с большим стажем, ему около 60 было, с которым я общался и думал, что вот он-то выздоровеет скоро, потому что он хорошо себя чувствовал, просто в маске лежал, — вот он неожиданно для всего персонала ночью скончался. Медсестры плакали».

«Много таких историй, — подтверждает доброволец Оксана Ким. — У нас был Владимир, 34 года. Девочки наши, добровольцы, его утешали, кормили, но через несколько дней он умер. Для меня это был шок. Как, почему? Молодой человек в сознании, и показатели у него более-менее. В чате добровольцы, которые часто ходят, постоянно пишут: тот выписался, этот. Дедушка, который был на ИВЛ, вышел».

Несмотря на ежедневные потери, добровольцы идут в ковид-больницу с принятием и радостью от осознания того, что могут помочь. «У меня нет какого-то страха. Когда в моем дне есть поход в больницу, у меня есть четкое ощущение, что этот день прожит не зря. Конечно, мы не можем заменить родственников, но, если хотя бы на пять минут мы сможем успокоить людей, дать им возможность понять, что они не одни, это будет здорово», — отмечает Екатерина.

 

«До курсов я ничего не умела»

О курсах добровольцев Оксана узнала на ежегодном слете добровольцев православной службы помощи «Милосердие». «Один опытный доброволец очень эмоционально рассказывал о волонтерстве в “красной зоне”. Я сидела и думала: надо идти, если требуется, попробовать себя в этом качестве. Подала заявку и пошла учиться», — рассказывает Ким. Оксане 31 год, она работает начальником отдела документационного обеспечения и учится на миссионера в Российском православном университете.

Курсы короткие — три дня. В первый день добровольцы встречаются с епископом Пантелеимоном, председателем Синодального отдела по благотворительности. Он рассказывает, почему пациентам необходима духовная поддержка и как настроиться на добровольческое служение.

Второй и третий дни посвящены практике. Добровольцы отрабатывают друг на друге приемы ухода: повернуть лежачего человека на спину, на бок, на живот. В «красной зоне» у людей нет сил, чтобы самостоятельно двигаться, объясняет Оксана. Добровольцам рассказывают о помощи в гигиенических процедурах, например как правильно менять памперс, подстригать ногти, мыть пациентов. Курсы модульные — еженедельно занимается от двух до семи групп по 15 человек.

«У нас проходят встречи с психологом и волонтером Первого московского хосписа Фредерикой де Грааф. Она дает громадную пользу своими лекциями, ответами на вопросы, как помочь человеку, который страдает, как не навредить ему», — добавляет Оксана.

Задача медицинского персонала — максимально обезопасить волонтеров.

В ковид-больнице проводится инструктаж по правилам поведения и алгоритму работы в «красной зоне», последовательности надевания  и снятия СИЗ. Волонтерам выдают перчатки, которые необходимо менять после взаимодействия с каждым пациентом.

Свою первую смену в «красной зоне» Оксана провела с наставницей. Всем новеньким показывают устройство больницы, вместе подходят к пациентам. «Мы с другими добровольцами почувствовали себя семьей, сдружились. Хотя разные семейные статусы, профессии, возраста. Но все равно общее дело объединяет», — делится Ким.

Со второго дня Оксана помогала уже одна. «Я была в палате, где лежали бабушки в основном. Одна бабушка была в сознании, но в бреду. У меня был легкий шок. Я пришла из радостного мира и попала совсем в другой. Мы провели время с бабушкой, она гладила мои руки, я – ее. Потом она уснула. Надеюсь, у нее все хорошо. Этот случай показал мне, что надо в любом случае ходить помогать», — вспоминает Оксана. Она помогает уже два месяца. 

 

Немножко как врач

Александр называет себя «сухим компьютерщиком». Он работает программистом, но раз в неделю перевоплощается в волонтера «красной зоны». Раньше Тузаев уже помогал в больнице. В 2019 году он окончил курсы помощников больничных священников. «Когда случилась пандемия, было чувство, что знания, которые я там получил, нужно где-то применить. Я подошел к духовнику, спросил, что мне делать. Прошел я их — что дальше? Он предложил пойти в “красную зону”», — рассказывает Александр.

Недолго думая, он согласился. «Я иногда и сам думаю: зачем? Можно, в принципе, пойти погулять или потратить это время, чтобы заработать денег побольше. С пользой для себя. Но я продолжаю ходить. Каждый раз не очень-то и хочется идти, но знаешь, что это нужно. Для меня это совершенно другой мир. Врачи — это особенная профессия, потому что они спасают. Посмотришь, с какой любовью они относятся к пациенту, и можешь понять, как надо относиться к людям», — объясняет Тузаев.

Смена Александра начинается так: он надевает СИЗ, координатор направляет его в палату. Палаты меняются от дежурства к дежурству в зависимости от того, где помощь требуется больше. В палате нужно подойти к посту младшего медперсонала, представиться, узнать, какая и кому требуется помощь. Она делится на два типа: уход (кормить пациентов, перестилать койки, помогать с гигиеной, перевернуть человека на бок, спину, живот) и общение. Важно быть осторожным: уточнять, чем кормить каждого пациента, можно ли ему пользоваться телефоном.

«Ты испытываешь необычную радость, когда можешь быть полезен медперсоналу и делаешь что-то хорошее для пациента. Чувствуешь себя человеком. Немножко таким, как врачи. Не просто офисным работником или сухим компьютерщиком. Сердце немножко смягчается. Ты видишь страдания людей, и равнодушным нельзя остаться. Реализуешь в себе человеческие качества, которые в рутинной жизни тебе не удается применить», — заключает Александр.

 

Фокус на человеке

Благодаря добровольцам человеческий ресурс растет. Пациент получает персонализированную заботу, необходимую конкретно ему, которую медперсонал обеспечить не в состоянии.

В странах Европы для успешного лечения госпитализированных востребованы больничные капелланы, которые поддерживают пациентов психологически, учитывая их религиозные взгляды. В России эта практика тоже обсуждается как необходимая на постоянной основе. Екатерина Метлева много лет была добровольцем службы помощи «Милосердие» и прошла подобные курсы ухода за больными.

В реанимации все только выглядят одинаково, однако волонтер помогает людям разных возрастов и профессий, со своими эмоциями и переживаниями, отмечает она.

«Ты не всегда задумываешься о том, что человек ощущает, когда ты прикасаешься к нему, когда ты его поворачиваешь, кормишь. На обучении ты начинаешь переключать свое внимание не на то, что ты делаешь автоматически, а на то, кому именно ты оказываешь помощь. Важно концентрироваться на человеке. Да, на курсах нам рассказывают о том, как менять подгузники, кормить тяжелобольного, но каждый пациент уникален», — отмечает Метлева.

Человеческое внимание и тепло просто необходимы пациентам, которые проходят через серьезное физическое испытание, уверена Екатерина. «Одной женщине мы помыли голову и долго думали, как же сделать так, чтобы голова побыстрее высохла. Я расчесывала ей волосы, а она попросила продолжать. Было понятно, что она просто не хочет, чтобы я от нее отходила. Ей было настолько спокойно, что есть рядом человек, она чувствует эту жизнь, что кто-то ее поддерживает во время болезни», — рассказывает Екатерина.

Многие признаются, что за общением с добровольцем время пролетает привычно быстро — как в том, земном мире. Бабушки рассказывают о своих мечтах успеть выздороветь ко дню рождения внука и напечь праздничную стопку блинов. Молодые спешат к сентябрю — увидеть, как дети идут в первый класс.

 

Хочу стать добровольцем. Что делать?

 1. Заполнить анкету. По всем вопросам можно обратиться в будние дни с 10:00 до 19:00 по телефону 8 (991) 609-17-81.

2. Ждать одобрения заявки. С вами свяжутся в течение нескольких дней после отправки анкеты.

3. Пройти курсы добровольцев «красных зон» согласно расписанию. Программа курсов рассчитана на три дня обучения по три часа каждый.

4. Пройти практику с наставником в «красной зоне» одной из ковид-больниц.

5. Выбрать медицинское учреждение и прикрепиться к нему в качестве волонтера. Вы сможете сформировать удобный график посещения ковид-больницы в зависимости от личной занятости.

 

Издательство фонда «Нужна помощь» запустило краудфандинг на платформе Planeta.ru и собирает средства на выпуск книги «Больница здорового человека» о волонтерах, помогавших врачам в пандемию.

 

Статья на сайте «Такие дела».

16.08.2021 20:12, 360 просмотров

Темы: Добровольцы Помощь в коронавирус Больничное служение

Подпишитесь на рассылку нашего Синодального отдела

Раз в месяц присылаем нескучное письмо о том, какие добрые дела совершает Церковь и ее люди.
Email*