«Проблемы современных церковно-государственных отношений в сфере социальной работы». Лекция председателя Синодального отдела по благотворительности

«Проблемы современных церковно-государственных отношений в сфере социальной работы». Лекция председателя Синодального отдела по благотворительности

Выступление епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона перед слушателями курсов повышения квалификации для новопоставленных архиереев (Москва, 30 марта 2015 года)

«Проблемы современных церковно-государственных отношений в сфере социальной работы». Лекция председателя Синодального отдела по благотворительности епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона (Москва, 30 марта 2015 года)

 

Отношения между Церковью и государством переживали разные этапы. Например, мы с вами знаем, что когда отношения Церкви и государства были очень трудными, социальная деятельность Церкви была запрещена, она приравнивалась к нарушению закона. Во времена гонений за посещение пациентов больницы священник мог быть наказан и сесть в тюрьму, во времена более свободные – потерять свое место.

Сегодня, когда мы занимаемся социальной деятельностью, мы входим в пространство, которое государство регулирует особыми законами. Нужно быть в курсе всех этих законов, которые довольно часто меняются, чтобы использовать их для помощи людям.

Очень важно, чтобы у нас с вами были собственные церковные социальные проекты. Нужно показывать людям: Церковь собственными силами может решать многие социальные проблемы. Церковная работа должна вестись на очень высоком уровне. В Церкви должны быть компетентные люди, которые не только с душевной теплотой и вниманием могут помочь человеку, но и разбираются в новых законах и в том, что происходит в социальной сфере: это медики и социальные работники, а также люди, которые работают с наркозависимыми, алкоголиками, консультируют в области семейных отношений, помогают в воспитании детей. В этом случае отношение к социальному служению Церкви, конечно, будет меняться. Люди поймут, что здесь могут помочь не только словом.

У нас есть возможность заключать соглашения с профильными департаментами, с органами власти, и пренебрегать этой возможностью не стоит.

Если в регионе представлены другие традиционные религии, имеет смысл сотрудничать с ними в области семейной политики, помощи наркозависимым и в других сферах.

Итак, по каким направлениям деятельности Церковь может вести диалог с государством? Конечно, мы сейчас ждем от государства поддержки наших собственных программ, проектов, инициатив. И такая поддержка оказывается. Социальная деятельность Церкви за последнюю четверть века получила высокую оценку со стороны государства. Многие социальные проекты, которые Церковь начинала, потом стали использоваться государством, перенявшим церковный опыт. Скажем, в Москве у нас долгие годы работал автобус «Милосердие», который собирал бездомных, чтобы они не замерзли на улицах. Сейчас государство выделило собственные машины, и по примеру нашего проекта работает государственный проект.

Церковная помощь наркозависимым тоже получает высокую оценку со стороны государства. У нас много реабилитационных центров. Государство понимает, что в этой сфере Церковь делает очень много, поэтому оно заинтересовано в поддержке церковных инициатив.

Как именно государство может поддерживать нашу деятельность? Конечно, в первую очередь, выделением денежных средств. Также государство предоставляет нам возможность свободно осуществлять свою деятельность.  Это закреплено в конституции, и эта свобода у нас есть. В странах, где не было гонений, где Церковь всегда обладала признанием и авторитетом, у государства нет монополии на социальную деятельность. Скажем, в Германии более 60% социальных и медицинских учреждений организованы  религиозными или общественными организациями. Такая работа имеет более высокую эффективность, потому что задействованные в этих проектах люди мотивированы не только высокой зарплатой и профессиональными интересами, но и своими религиозными убеждениями. Церковная работа может дать гораздо больший эффект, если будет поддерживаться со стороны государства. С другой стороны, мы должны быть достаточно независимы и в любом случае продолжать делать то малое, что мы делаем: оказывать помощь больным, бездомным, инвалидам и другим людям. Но мы понимаем, что оказать помощь можно большему числу нуждающихся, если эта работа будет финансироваться.

Обычно есть две формы финансирования: это гранты и субсидии. Гранты дают на конкретные проекты, направленные на решение проблем, которые определяет грантодатель. Есть гранты от благотворительных организаций. Организации, предоставляющие гранты, объявляют об этом через интернет. У них обязательно есть сайты, вся информация опубликована: на что дают деньги, каким образом их можно получить, что нужно для этого.

У нас есть и свои конкурсы, которые позволяют получить финансирование. Например, конкурс «Православная инициатива», в котором достаточно легко принять участие. Этот конкурс курируется Святейшим Патриархом Кириллом.

Необходимо учить своих сотрудников писать заявки на конкурсы. Нужно заранее к ним готовиться, смотреть, как они проходили раньше.

Кроме того, есть президентские гранты. Деньги от президента распределяют несколько операторов: это «Лига здоровья нации», «Национальный благотворительный фонд» и некоторые другие. Суммы там крупнее, чем можно получить от «Православной инициативы», но выиграть их, конечно, бывает сложнее. Если в «Православной инициативе» так или иначе отдается предпочтение организациям, которые сотрудничают с епархией, учитывается мнение епархиального архиерея, то здесь все по-другому.

Я уже говорил о грантах различных фондов - нужно следить за объявлениями о начале новых конкурсов. Важно, чтобы в епархии социальные работники разбирались в этом. Иногда конкурсу задается какая-то специальная направленность. Если в епархии будет это учитываться, повысится шанс получить деньги.

Субсидии – это то, что дается государством, они бывают федеральными и местного уровня. С помощью субсидий можно получить гораздо больше денег, чем с помощью грантов. Епархия или приход сами являются НКО, но можно создать дополнительную НКО. Для этих целей юридическая служба Московской Патриархии разработала Устав типовой церковной НКО. Суммы субсидий очень большие – могут выделить 25 миллионов в год. Но отчитываться за них, как правило, намного сложнее. Чтобы правильно заполнить все необходимые формы, нужен человек со специальной подготовкой. В 2013 году, по благословению Патриарха, мы проводили семинар по финансированию социальных инициатив. Запись семинара есть у нас на сайте www.diaconia.ru.

Как правило, на федеральном уровне выдают субсидии общероссийским организациям, а епархиям и приходам нужно узнавать в местных органах власти, какие субсидии выдаются НКО в регионе.

Например, финансирование социально ориентированных некоммерческих организаций проводится так: Минэкономразвития проводит отдельный конкурс для общероссийских НКО, а одновременно с ним проводит конкурс среди субъектов федерации. Регион, получивший средства по этому конкурсу, у себя проводит уже конкурс на предоставление субсидий непосредственно местным организациям.

Наш Отдел старается поддерживать все церковные социальные проекты, старается всем помогать. Если у вас есть проблемы, пишите мне на электронную почту. Я направлю вас к людям, которые этим занимаются, они вас смогут проконсультировать. Но если говорить о грантах и субсидиях, то люди, которые их выдают, сами очень хорошо объясняют, что нужно для заполнения отчетности или, например, заявок. Лучше к ним прислушиваться и выполнять все их требования, если вы хотите получить эти деньги. Собственно, программы субсидирования социальной деятельности есть в каждом регионе.

Недавно был принят новый закон о социальном обслуживании. Предполагается, что после вступления в силу этого закона государство будет реализовывать свои социальные функции не только через бюджетные, казенные учреждения, но и чаще размещать заказ на оказание социальных услуг у некоммерческих организаций. Таким образом, государство отказывается от монополии на социальную деятельность и предоставляет больше возможностей работать в этой сфере общественным и религиозным организациям. В настоящее время в Министерстве труда и социальной защиты и в региональных департаментах и министерствах подготовлены документы, регламентирующие все основания для включения негосударственной организации в реестр поставщиков социальных услуг. Государство прописало все, что делает социальный работник, сколько это стоит, как это может оцениваться. Например, уход за больным: сколько раз его надо перевернуть, как его надо кормить, какая зарплата должна быть. Церковные социально ориентированные НКО могут получать от государства компенсации в виде субсидий за оказание социальных услуг, и их работа будет оплачиваться так же, и по тем же нормативам, как она оплачивается в государственных организациях. Процедуры получения субсидий достаточно сложные, и мы стараемся их разъяснять. Например, несколько дней назад, 26 марта, юридическая служба нашего Синодального отдела провела семинар по закону о социальном обслуживании, запись есть на сайте www.diaconia.ru.

Вообще сейчас государство расположено к тому, что делает Церковь. Чиновники вникают, стараются помочь. Например, недавно мы открыли первый церковный детский дом для детей-инвалидов c тяжелыми множественными нарушения развития. Московские власти согласовали передачу детей в наш детский дом и выделили финансирование на содержание каждого ребенка. Однако затраты, которые будут у нас, будут больше, чем в обычных государственных детских домах для детей-инвалидов, потому что мы будем заниматься реабилитацией, социализацией детей – тем, что не делают в государственных учреждениях с тяжелыми детьми.

Есть еще одна форма получения денег с немного непривычным для нас названием «краудфандинг» (в переводе с английского - народное финансирование). Из всех способов привлечения средств народное финансирование является самым стабильным и надежным. В православной службе  помощи «Милосердие» в Москве мы создали такое «Общество друзей милосердия». Мы пригласили вступать в это общество тех людей, которые готовы жертвовать одну сотую часть своих доходов на дела милосердия, таких людей у нас сейчас больше 5 тысяч, и они ежемесячно собирают около 3 миллионов рублей. Многие люди жертвуют больше одной сотой дохода. Мы приглашаем друзей милосердия на встречи, беседуем с ними, устраиваем для них праздники. Люди жертвуют небольшие средства, но в целом получаются большая сумма. Народное финансирование самое стабильное, потому что сотую часть может пожертвовать человек, даже когда начался кризис. У нас есть принцип: понемногу от многих – это спасает жизни. Не один человек дает большую сумму, а каждый дает по копеечке, как в русской пословице: «С миру по нитке – голому рубаха».

Но все это не значит, что нужно отвергать другие источники финансирования: крупные пожертвования, помощь государства. Лучше использовать разные варианты.

Очень важным элементом и самой сутью пожертвований является не то, что мы хотим собрать денег, а то, что много людей участвует в делах милосердия. Когда человек пожертвовал что-то, он начинает интересоваться, как идет работа. Может быть, он сам потом придет помогать. Очень важны именно регулярные пожертвования. Не просто минутный порыв, который зависит от настроения, а постепенный переход к стремлению постоянно помогать ближним. Необходимо вызывать у людей желание осознанно регулярно помогать нуждающимся и целенаправленно формировать сообщество людей, объединенных этой целью.

Сбор пожертвований и привлечение помощи наиболее эффективны, когда человек знает, на что именно он дает деньги, как именно он может помочь. Есть такая католическая община святого Эгидия. Например, она работает в Мозамбике, где многие годы шла гражданская война. Там ужасная ситуация – дети умирают от голода. Они разработали такую систему: ты можешь заочно усыновить ребенка, если будешь жертвовать на него, при переводе на наши деньги, тысячу-полторы тысячи рублей в месяц. Для Москвы это немного, для Европы – тем более. Ты жертвуешь и получаешь информацию о том ребенке, на которого деньги истрачены. Этого ребенка два раза в день будут обязательно кормить. Тебе будут присылать его фотографии, отчеты, как потрачены эти деньги. И люди с удовольствием помогают, когда речь идет о конкретных нуждающихся.

Можно такие сообщества формировать и рассказывать о конкретных нуждах людей. Таким образом мы собирали деньги на дрова для отопления нуждающихся в Смоленской и Ивановской областях. Когда к таким проектам подключаются люди творческие, делают они это очень красиво. У нас на сайте акции «Подари дрова» на специальной карте каждый человек мог выбрать район области, деревню и перечислить средства для покупки дров людям в этой конкретной деревне. Художники для сайта нарисовали черно-белые домики – когда человек нажимал на название деревни, он видел количество еще не обогретых в этой деревне домов. Когда набиралась нужная сумма – из трубы на крыше домика шел дым, а сам домик из черно-белого превращался в цветной. На сайте постоянно обновлялась информация по мере того, как нам жертвовали деньги. Когда люди видят, на что идут деньги, они охотнее жертвуют, такая система должна быть открытой.

Сейчас очень много разных технических возможностей получать пожертвования. Нужно, чтобы кто-то из ваших сотрудников изучил все эти формы. Пожертвования можно принимать при помощи системы «хронопэй», через электронные кошельки, Яндекс-деньги, терминалы «qiwi», по смс. Важно, чтобы пожертвовать было достаточно легко для человека. Потому что заполнять квитанции – это самый времязатратный способ, когда их можно скачать – это уже легче.

Когда мы собираем деньги на большой проект, важно разбить сумму на небольшие пожертвования. Например, когда строят храм, человек может дать деньги на один кирпич. Когда мы в рамках программы «Возвращение» собираем деньги на отправку к родным оказавшихся в Москве бездомных, мы говорим: 100 километров пути на поезде стоит столько-то рублей, на самолете – столько-то, на автобусе – столько-то. И человек может пожертвовать на 100 километров пути. Когда он понимает, за что именно заплатил деньги, ему легче пожертвовать.

Очень важно регулярно делать отчеты, демонстрировать результаты работы. Эти отчеты должны быть написаны простым языком, достаточно неформальным. Тогда люди это прочитают. Хотя мы вывешиваем на сайте и официальную отчетность, которая основывается только на цифрах.

Помимо денежных средств, какую еще помощь мы можем получать от государства? Это предоставление недвижимого имущества в пользование. Иногда отдают какое-то здание для приюта, для центра помощи семье, для детского дома. Можно договориться о том, что здание будет отремонтировано за счет государства или власти возьмут на себя какую-то часть затрат.

Кроме того, нам необходимо не только самостоятельно вести социальную деятельность и думать о ее финансировании, но и заботиться о тех людях, которые обращаются к государству за помощью. Необходимо доносить до государственных органов нужды и проблемы самых уязвимых людей, которые не имеют возможности защитить себя.

Современный свод меняющихся законов так сложен, что простому человеку не всегда понятно, как добиться того, что полагается ему по закону. К сожалению, зачастую этому человеку некому помочь, потому что у него нет денег на оплату услуг юриста. Поэтому Москве при нашем Отделе уже несколько лет работают юристы-добровольцы. В основное время они заняты у себя на работе, а в свободное время приходят помогать нам разбираться с нуждами людей. Конечно, там не только жалобы на государственные органы. Есть разные вопросы, связанные с защитой интересов людей. Юристов-добровольцев можно находить на местах и организовывать подобные службы в епархиях. О том, как организовать такую работу, юридическая служба нашего Синодального отдела также рассказывает на вебинарах.Конечно, нужно взаимодействовать с государственными органами, чтобы решить проблемы людей, которые нуждаются в помощи. Мы должны помогать им в получении квот, поиске мест в больнице, оформлении пособии. Иногда государственные работники бывают некомпетентны и не знают, что они обязаны оказать помощь в том или другом случае. Но когда показываешь закон и говоришь, что они действуют неправильно, они начинают что-то делать. У нас есть долг печаловаться о нуждающихся в помощи перед государством. Это тоже очень важно в нашей церковной деятельности. Наш долг заступаться за тех, кого обидели, кого несправедливо оскорбили, кого лишили того, что полагается по закону.

Скажу несколько слов и про методики работы. На сайте Синодального отдела по благотворительности (www.diaconia.ru) выложены видеозаписи прошедших обучающих интернет-семинаров по социальной тематике. Также на сайте можно найти краткие руководства, пособия, методические материалы по всем вопросам социального служения. У нас ежегодно устраиваются съезды церковных социальных работников, которые обычно возглавляет лично Святейший Патриарх.

К сожалению, не все люди, которые работают в государственных социальных службах, имеют то, что есть у нас с вами. У нас есть Господь, Евхаристия, есть понимание того, что такое страдание в этом мире. У них этого очень часто нет. Поэтому, находясь все время среди отчаявшихся людей, среди боли, страдания, скорби, они нередко делаются циничными, равнодушными, отмахиваются от нужд людей. Это защитная реакция. Хотя есть разные люди, конечно. Но и такое, к сожалению, бывает. Очень важно, когда мы работаем с государственными учреждениями, обращать внимание на персонал. Мы должны приходить туда не только к больным, инвалидам, старикам, но и к сотрудникам. У них тоже трудная работа. Человек побыл в больнице неделю или двадцать дней, а медсестра проводит там годы.

Конечно, мы с вами понимаем, что больница – это образ нашего мира, где мы должны выздороветь с помощью Божией. Но человеку трудно все время находиться среди отчаяния, боли и страданий. Персонал больниц тоже нуждается в психологической и духовной помощи. Когда мы посещаем такие учреждения, очень важно относиться с любовью, пониманием, сочувствием не только к пациентам, но и к сотрудникам. Не обличать, не обвинять и не требовать от них чего-то невозможного, а стараться помочь, воодушевить, поддержать, напомнить о любви, привлечь к участию в церковных таинствах, научить молиться, дать почитать интересные книги, чтобы изменилось их внутреннее состояние. Я думаю, эта задача также стоит перед нами, когда мы работаем с губернаторами, руководителями департаментов, министерств.

Очень важно организовать доступ представителей Церкви в государственные социальные учреждения, в интернаты для престарелых, в психоневрологические интернаты, в детские дома и больницы. Хотя в законодательстве ясно указано право пациента на свободу вероисповедания, на практике очень часто возникают проблемы из-за непонимания конкретного порядка доступа священника в такие учреждения. Поэтому лучше для упорядочения этой работы заключать договоры с больницей, с медицинским департаментом района или области. И, конечно, нужно, чтобы за каждой больницей был закреплен какой-то конкретный храм, а лучше – конкретный священник. Очень важно, чтобы в попечительский совет, если это большое учреждение, входил архиерей или благочинный. Он сможет влиять на судьбу подопечных этого учреждения, к нему будут прислушиваться.

В Москве некоторые департаменты издали специальные распоряжения, согласно которым руководители госучреждений должны активнее привлекать волонтеров. И Церковь может в этом помочь. Несмотря на то, что проживающие в государственных социальных учреждениях получают необходимый набор еды, одежды, крышу над головой, этого недостаточно. Нужно общение, праздники, нужно иногда выйти на улицу. Например, чтобы группу детей-инвалидов вывести на прогулку, их всех нужно одеть. Одна медсестра или один воспитатель просто не успеет этого сделать. И в таких случаях могут прийти на помощь добровольцы.

В Москве в службе добровольцев «Милосердие» состоит около 1,5 тысяч человек. Важно не ограничиваться только людьми, которые ходят в храм, но обращаться к молодежи, к студентам, к старшеклассникам, к людям, которые пока еще не ходят в церковь, потому что через это они и могут прийти в храм – через дела милосердия, через дела любви, это тоже путь к Богу.

Центр – это Бог, радиус – это люди, писал авва Дорофей. Чем ближе к Богу, тем ближе к другим людям, чем ближе к другим – тем ближе к Богу.  Поэтому так важно нам с вами напоминать людям о второй заповеди – любви к ближним.

Социальное служение, встреча с нуждающимися приносит радость. Мне кажется, это вторая радость после радости совершения Литургии. Служение Литургии дает нам силы жить и быть с Богом. Но общение с нуждающимися – посещение интернатов, детей-сирот, инвалидов, – это тоже очень большая радость, которая очищает душу. Как Евхаристия приобщает нас к Богу, то есть позволяет выполнить первую заповедь, так и помощь нуждающимся служит исполнению второй заповеди – о любви к ближнему. Таким образом, самым главным для Церкви является не социальное служение само по себе, а миссионерство и свидетельство об Истине. Свидетельство делами и верой о Боге, Который есть Любовь.

31.03.2015 13:20, 1583 просмотров

Темы: Благотворительность