Notice: Use of undefined constant SLEEP_TIMEOUT2 - assumed 'SLEEP_TIMEOUT2' in /public/m/bots/bots.class.php on line 73 Warning: sleep() expects parameter 1 to be long, string given in /public/m/bots/bots.class.php on line 73 Служи с любовью ближним — и привлечешь к этому служению тысячи

Служи с любовью ближним — и привлечешь к этому служению тысячи

image description
Епископ Пантелеимон на IV Общецерковном съезде по социальному служению

Полный текст доклада епископа Пантелеимона на IV Общецерковном съезде по социальному служению

На открытии IV Общецерковного съезда по социальному служению председатель Синодального отдела епископ Пантелеимон выступил с докладом и рассказал о смысле социального служения, о помощи Церкви инвалидам и других актуальных вопросах благотворительности. Полный текст доклада председателя Синодального отдела по благотворительности и социальному служению епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона:

Очень рад видеть в этом зале знакомые лица и людей, которые, может быть, первый раз принимают участие в нашем съезде. Я надеюсь, что в этом году наш съезд завершится совместным служением Божественной Литургии со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом и что Святейший Патриарх, завершая наш съезд, скажет нам самые главные, самые важные слова, которые помогут всем нам совершать то служение, к которому мы с вами призваны Церковью.

Мы с вами, дорогие друзья, как и те люди, которым мы стараемся помочь, призваны Богом к святости. В каждого человека при его сотворении Бог влагает эту потенциальную способность. Конечно, святость — это не только радость, которую нельзя описать никакими словами, это не только совершенство, которое уподобляет человека Богу, но, конечно, святость — это совершенная любовь. Если Господь в Евангелии призывает нас даже к любви к врагам, то, конечно же, потому, что в каждого из нас вложена эта способность. Каждому из нас может быть дарована Христом эта удивительная радость, превосходящая все другие радости земные — радость самоотверженной любви. И, наверное, из-за того, что люди не знают этой радости, не могут к ней приобщиться, не могут найти подлинный смысл в жизни, они впадают в различные грехи, ищут утешения в удовлетворении своих греховных страстей, совершают самоубийства и живут не так, как их призвал Бог, а даже хуже, чем животные, уподобляются дьяволу и его служителям в своей жизни, потеряв это знание. Или, имея это знание, не умеют его реализовать. Мне кажется, самая главная задача социального работника — помочь людям реализовать заложенную в них Богом, дарованную Христом способность любить. Мне кажется, что наилучшим способом выразить эту любовь является социальное служение, дела любви и милосердия. Поэтому на всех нас возложена великая задача, очень высокая, очень ответственная. Наша задача - не просто стать профессионалами, помогать устраивать праздники, ухаживать за больными, не просто помочь нуждающимся, собрать средства в случае стихийных бедствий. А задача — помочь людям реализовать то, что вложено в них Богом, реализовать способность любить. И явить нуждающимся ту любовь, которая часто бывает скрыта от человека в современных условиях жизни.

Сейчас у нас возрождается Церковь, возрождается церковное искусство, восстанавливается красота храмов, торжественность богослужений. Но ведь это не главное в церковной жизни. Во времена гонений не было никакой внешней красоты, но была жизнь. И в наше время, когда нет гонений, жизнь со Христом должна оставаться подвигом, подвигом трудным и радостным, подвигом любви. Если священнослужители призваны, прежде всего, научить людей исполнять первую заповедь о любви к Богу и в Боге любить ближнего, мне кажется, социальный работник призван в первую очередь помочь научиться любить ближнего и этим выразить свою любовь к Богу. И то, что на нашем съезде большинство участников — миряне, говорит как раз о том, что именно мирянам нужно, прежде всего, возрождать это служение на приходах, в наших приходских общинах. И я хотел бы призвать вас, дорогие наши миряне, наше царственное священство, быть более активными в вашем делании любви, в ваших делах милосердия.

Мне иногда говорят: «А что делать, если настоятель не благословляет на приходе заниматься делами милосердия?» Я не могу понять, в чем проблема. Как может настоятель не благословить заниматься тем, чем благословил заниматься Христос? Как может настоятель в своих благословениях противоречить Евангелию? Как может настоятель спорить с Патриархом, который постоянно говорит о социальном служении, о делах милосердия? Зачем для этого нужно особенное, какое-то дополнительное благословение?

Иногда говорят, что у нас для этого служения нет денег. Но ведь это же просто глупость. Разве нужны деньги, чтобы пойти в больницу и помочь нуждающимся? Разве нужны деньги, чтобы найти добрые слова для людей, которые скорбят и нуждаются в утешении? Разве нужны деньги, чтобы собрать в свободное время добровольцев? Для чего нужны деньги? Они нужны, конечно, для государственного социального служения. Но для дел любви деньги не нужны. Не хватает любви у нас с вами, дорогие друзья, а не денег.

Главной темой нашего с вами сегодняшнего съезда является забота об инвалидах. Я думаю, что все вы знаете Евангелие, и вам не нужно напоминать, что как раз инвалиды — слепые, глухие, немые, скорченные, парализованные, прокаженные — окружали Христа, Который никогда не чуждался общения с ними. Об общении с инвалидами чаще всего упоминают евангелисты-синоптики, напоминают о случаях исцеления этих людей. Окружающая толпа, как вы помните, говорила слепому, который громко взывал о помощи: «Замолчи!» А Господь попросил привести его к Себе и его исцелил. Рассказы об общении Спасителя со слепорожденным и с расслабленным занимают значительное место в Евангелии от Иоанна, Евангелии, которое посвящено высотам богословия, которое открывает великие истины, говорит о тайне Богообщения. Но, говоря об инвалидах, мы сами должны понимать, что граница между инвалидом и не инвалидом достаточно условная. Хотя инвалидов в нашем обществе очень много — говорят, что в России их более 13 млн, в мире, по данным Всемирной организации здравоохранения, 10% - но я думаю, что к инвалидам можно причислить гораздо большее количество людей. Во-первых, если мы с вами доживем до старости, мы все так или иначе станем инвалидами в той или иной степени и будем причислены к этому сообществу. Во-вторых, болезни, страдания могут коснуться каждого человека, каждый не застрахован от того, чтобы стать инвалидом. Говорят, что «от тюрьмы и от сумы не зарекайся». Я прибавил бы, и от инвалидности тоже.

Кроме того, инвалидность бывает разной формы. У человека может не хватать рук и ног, может не хватать доброты в его душе, может не хватать ума, а может не хватать сердечной теплоты. Его душа может быть душой инвалидной при наличии здорового крепкого тела. Эта инвалидность еще страшнее, чем какая-то соматическая болезнь, чем инвалидность тела. Поэтому, конечно же, когда мы говорим об инвалидах, мы имеем в виду все человечество. Все мы нуждаемся в помощи, каждый человек. И особенно страшны те инвалиды, которые себя инвалидами не сознают, которые считают себя здоровыми, крепкими и думают, что занятия спортом, медицина, успехи цивилизации помогут им избежать инвалидности и жить на земле, сколько они захотят. Как раз инвалид находится в лучшей ситуации. Как раз инвалид лучше понимает реалии земной жизни. Как раз инвалид более трезво относится к тому миру, который его окружает. Ему открыта в большей степени тайна того мира, в котором мы живем. Тайна мира, который искажен грехом.

Мне кажется, главным недостатком нашего сегодняшнего церковного социального служения, дорогие отцы, братья и сестры, является то, что мы зачастую помогаем людям как подопечным, а не как членам нашей семьи. Во многих проектах человек рассматривается как адресат помощи. Люди, которые в этих проектах участвуют, сохраняют некую грань между собой и теми, кому они помогают. Это не член Церкви, не член семьи, это кто-то как бы чужой для них. И человек, которому они помогают, не включается в сообщество членов Церкви. Мы живем своей жизнью, а эти люди живут жизнью своей. Мы не принимаем их как равных себе. Мы не переживаем их подлинные проблемы. Они остаются для нас в категории подопечных, в той категории, которая воспринимается как нечто низшее по отношению к нам. Конечно же, это неправильно. В этом отношении к нуждающимся мы уподобляемся государству, которое именно так относится к людям, которым необходима помощь. Но мы же Церковь! И каждый человек вне зависимости от его телесного несовершенства, от состояния его ума, является нашим братом, нашей сестрой. И включить их в церковную жизнь во всей ее полноте, помочь в этой жизни найти себя — конечно, наша с вами задача.

Необходимо постараться, чтобы нуждающиеся люди были не клиентами, не получателями социальных церковных услуг, а членами нашей семьи. Нужно включать их в свою семью, в нашу приходскую жизнь для того, чтобы мы не просто им помогали, отрабатывая положенное количество часов, а чтобы впустили этих людей в свою жизнь, в свое сердце. Здесь примером для нас может быть Католическая Церковь, которая не хранит полноту истины, но в которой не было гонений, подобных тем, что были в советском государстве, и в которой поэтому уровень  социального служения выше, чем у нас.  Как раз там люди, которые помогают нуждающимся, относятся к ним как к своим братьям и сестрам, как к членам своей семьи. Например, берут инвалида к себе на каникулы, в отпуск, к себе домой. Пусть это пять или шесть дней, неделя, семь дней в году. Но для инвалида это светлая радость, которая превосходит все горести его обычной жизни, -  находиться дома, среди людей, которые его любят, заботятся о нем, с ним вместе вкушают пищу за столом. Ведь большую часть своей жизни они проводят в палатах и не выходят на улицу. Конечно, они получают удивительное утешение. И их там воспринимают не как клиентов в учреждениях, а как равных братьев и сестер. Отношение совершенно иное. И, мне кажется, наша церковная помощь должна быть ориентирована именно на такой подход.

Например, католическая богадельня отличается от нашей богадельни тем, что там больные ужинают, завтракают и обедают вместе с добровольцами, которые за ними ухаживают. У нас в богадельнях по-другому. С одной стороны, потому что у нас лежачие больные, но даже те, кто ходит и кого можно посадить за стол, все-таки едят отдельно от сестер. Сестры в наших богадельнях  заботятся, очень любят наших бабушек, трогательно помогают им. Но все равно сохраняется некий барьер, некая грань. Мне кажется, в церковных учреждениях в нашей постоянной заботе об этих людях не должно быть этого барьера, этой грани. Нужно трудиться над тем, чтобы эта грань стерлась. Но это требует дополнительного подвига, требует большей любви, требует больших усилий с нашей стороны.

 Я думаю, что вы все помните замечательные слова аввы Дорофея, которые мы часто повторяем, что больше больной благотворит тому, кто ему помогает, нежели он благотворит больному. И служение инвалидам гораздо важнее для нас с вами, чем наша помощь им. Это мы тоже должны обязательно понимать. Не нужно ждать благодарности, не нужно думать, что мы делаем нечто высокое, помогая этим людям, отличное от того, что делают другие люди. Нужно понимать, что, помогая больным, мы помогаем сами себе. Служение инвалидам важнее для нас, чем наша помощь им. Инвалиды за свое перенесение скорбей получают награду на небесах. И нам с вами тоже нужно и об этом помнить. Не для того, чтобы им говорить: «Потерпи здесь, на небе тебе будет хорошо», но чтобы просто иметь это в виду и не очень переживать, не впадать в отчаяние оттого, что так много людей находятся в страдании, в скорби, не получают помощь. Нужно жить вечностью. Нельзя жить только этим мгновением, нельзя жить только тем, что тебя окружает сейчас и здесь. Христианин должен быть обязательно приобщен к вечности, его сердце должно быть обращено к Богу, ум должен пребывать в других понятиях, не в понятиях этого мира. Об этом мы с вами должны помнить, и этим должны утешаться и помогать это осознать тем, кто нуждается в помощи.

Я хочу привести замечательные слова старца Паисия: «Если, имея увечье, мы терпим и не ропщем, то мы получаем большую мзду. Потому что все увечные люди откладывают себе какие-то [духовные] сбережения. К примеру, в небесной сберегательной кассе на человека глухого открыт счёт за то ухо, которым он не слышит, на слепого — за слепой глаз, на хромого — за хромую ногу. Это великое дело! Если эти люди совершат еще хоть небольшой подвиг против душевных страстей, то они будут награждены и венцами от Бога. Посмотри — ведь инвалиды войны получают особую пенсию и, кроме того, их награждают орденами.

            Если человек имеет красоту, удальство, здоровье и при этом не подвизается, не старается отсечь свои недостатки, то Бог скажет ему: «В жизни земной ты сладился данными тебе благами: удальством и тому подобным! Что еще Я тебе должен? Ничего». А вот человек, имеющий увечье: родился ли он с ним, унаследовал ли его от родителей или приобрел позднее, должен радоваться, потому что в жизни иной он получит воздаяние. Особенно в том случае, если он не виноват в своем увечье. В этом случае он будет иметь воздаяние чистое, без «вычетов» и «удержаний». Ведь если человек всю жизнь не может, к примеру, вытянуть ногу, не может сесть, не может сделать поклон и тому подобное, то это немалое испытание. В иной жизни Бог скажет такому человеку: «Иди сюда, дитя Моё, и уже навечно сядь на этот трон». Поэтому я говорю, что мне в тысячу раз лучше было бы родиться умственно отсталым, слепым или глухим, потому что в этом случае меня ждала бы мзда от Бога. Если люди увечные не ропщут, но смиренно славословят Бога и живут с Ним, то в Раю они займут лучшее место. Бог поместит их вместе с исповедниками и мучениками, которые ради Христовой любви отдали свои руки и ноги, и сейчас в Раю они с благоговением лобызают руки и ноги Христа».

Мы с вами иногда видим, как люди с инвалидностью ропщут на свою жизнь, не понимая того, о чем говорит старец Паисий. И конечно, воспринять это человеку, который не очень верит в Бога, далек от Церкви, воспитан в атеистических понятиях, сложно. И вот слушатели старца Паисия, какая-то сестра спрашивает его: «Геронда, а если, к примеру, человек страдает глухотой и при этом ноет, жалуется на свою участь, получит ли он награду от Бога?» И старец ей отвечает: «Маленькие дети тоже ноют. Многому Бог значения не придает. Посмотрите, ведь хорошие родители, равным образом любя всех своих детей, особенной заботой покрывают детей слабых или увечных. Подобным образом и Бог, наш добрый Отец, поступает со Своими телесно или духовно слабыми детьми, лишь бы они имели благое расположение и давали Ему право вмешиваться в их жизнь». Поэтому, конечно же, когда человек, лишенный того, что есть у нас с вами, ноет, жалуется, мы не должны его укорять, должны хотя бы отчасти понимать, как ему трудно жить в этом состоянии.

Когда мы говорим с инвалидами, помогаем им, мы, конечно, должны помнить, что инвалид призван Богом к особой форме святости. И пример тому — блаженная Матрона, святая последнего времени, которая больше всего почитается сейчас в России. Очереди к ее мощам стоят все время в монастыре, и многие люди приходят к ней и получают от нее помощь. Она была инвалидом, слепой. И здесь, на земле, имела совершенство души, хотя имела искаженное болезнью тело.

Мы надеемся, что те, кто служат инвалидам, приобщатся к тем благам, которыми Господь наградит инвалидов, получат равную с ними награду. Но послужить людям с ограниченными возможностями здоровья важно для нас и по другой причине, не только для получения награды на небесах. Мы здесь, на земле уже нуждаемся в том, чтобы помогать этим людям, потому что это помогает нам избавиться от наших греховных склонностей и приобрести добродетели, которых нет в нашей душе. К сожалению, мы так формируемся современной жизнью, что отторгаемся от несовершенств этого мира, некоторым людям неприятно видеть инвалидов. Грех сребролюбия святыми отцами понимается не только как любовь к деньгам, но и как любовь и привязанность к внешней красоте, к внешним удобствам жизни. И для того, чтобы бороться с этим грехом, мы можем помогать инвалидам, не пренебрегая их внешним несовершенством. Господь, когда пришел на землю и стал человеком, не брезговал ничем. Он воспринял все наши физические особенности. И, будучи Богом, Духом — Бог есть Дух – соединился с человеческим телом и душой,  и стал человеком. Мы должны думать не о внешнем, а о внутреннем, о том, что составляет основу человека. Мы должны увидеть внутреннюю красоту души.

Современный мир – мир в глянцевой обложке, он живет внешностью. Наша задача как христиан — смотреть глубже, увидеть за внешними особенностями самое главное — уникальный образ, личность, созданную Богом. Часто мир отторгает этих людей, строит для них гетто. И все время рассматриваются различные проекты, в которых инвалиды или старики должны находиться в особом положении, в особом месте. Как раз наша задача — включить их в свою жизнь, не отторгаться от них, не создавать для них отдельных условий, а сделать так, чтобы они жили среди нас. Забота об инвалидах — это критерий нравственного здоровья общества, критерий наличия любви, о которой мы так много говорим в Церкви.

Вы все, дорогие друзья, получили проект итогового документа съезда. Может быть, нужно найти другие, более сильные слова для того, чтобы обратить внимание на нужду людей, которых мы называем инвалидами. И есть перечень дел, которые уже делаются в Церкви. Может быть, вы сформулируете какие-то другие предложения - что еще происходит, что еще можно сделать, каким категориям людей можно еще помочь.

В этом документе отмечается, что системной помощью инвалидам пока занимаются немногие приходы. Хотя более 13 млн. людей в России, 10% в мире, как я говорил,— это инвалиды. И конечно, странно, если в приходе не помогают людям, которые составляют такую значительную часть человеческого общества. Нам необходимо увеличить количество социальных проектов по помощи инвалидам и вести активную работу с теми людьми, которые лишены того, что есть у нас.

Очень важно создать в храмах безбарьерную среду. Я очень благодарен тем, кто привез нам иконы для невидящих людей. Конечно, нужно преодолевать не только физические, материальные барьеры, но и психологические барьеры в храме. Иногда бывает, что этих людей не принимают, некоторые прихожане требуют от них соблюдения правил, которые для инвалидов невозможны. Скажем, для больных детей, которые не могут вести себя, как обычные дети. Обычные дети не всегда правильно себя ведут в церкви, а от этих детей вообще требовать чего-то сложно. И начинают выговаривать их родителям, мамам. Начинают говорить, что это следствие материнского греха или что это беснование. Есть у многих членов нашей Церкви какая-то неправильная психологическая установка, которую надо обязательно менять.

Необходимо заниматься и совершенствовать сурдоперевод православного богослужения, чтобы оно было понятно для слабослышащих, для неслышащих людей. По благословению Патриарха у нас создан Координационный центр по работе с ними. И этот центр приглашает всех вас к участию в его деятельности.

Очень важна помощь семьям, где воспитывается или рождается ребенок с инвалидностью. Нам с вами нужно подумать, как сделать так, чтобы изменить отношение в роддомах к матерям, которые рождают детей с инвалидностью. Вы знаете, что уже до рождения ребенка можно увидеть, что у него есть инвалидность. В этом случае часто медицинские работники советуют сделать аборт. Церковь должна сделать все от нее зависящее, чтобы не допустить этого шага. Необходимо присутствие Церкви в медицинских центрах, где происходит обследование. Бывает и так, что после рождения такого ребенка сотрудники роддома предлагают отказаться от него и родить себе потом здорового. И этот ребенок, преданный своими родителями, обрекается на очень тяжелое существование в детском доме для детей-инвалидов, где, конечно, ситуация совсем не такая, как в семье, хотя на него там тратятся огромные средства - в Москве больше 100 тыс. руб. в месяц. Очень важно организовывать помощь Церкви семьям, которые оставляют у себя этого ребенка, не отказываются от него. Нужны группы добровольцев, которые могли бы помогать, группы дневного пребывания, детские сады. У нас есть успешный опыт таких детских садов в Москве, в Самаре,  в Алатырской, Нижегородской, Кемеровской епархиях. Желательно создавать при храмах семейные клубы для семей с детьми-инвалидами и помогать в организации досуга и летнего отдыха таких семей.

Очень важна помощь в психоневрологических интернатах и детских домах для детей-инвалидов.  Наши сестры милосердия работают в одном из детских домов для детей-инвалидов в Москве. Их помощь привела к тому, что из 21 ребенка в самом тяжелом отделении — отделении милосердия — 19 детей научились сидеть, а многие научились ходить, есть с ложки. То есть эти люди оказываются в беспомощном состоянии не потому, что так задумал Бог, не потому, что Бог лишил их каких-то способностей, а потому, что ими никто не занимается, не уделяет должного внимания, они не видят любви. Важно также, чтобы мы с вами стремились войти в попечительские советы при таких учреждениях, чтобы голос Церкви был слышен тогда, когда решается судьба этих детей. Если в попечительском совете того или другого дома для детей-инвалидов будут находиться честные люди, в том числе представители Церкви, я думаю, ситуация изменится к лучшему.

 Нам нужно способствовать усыновлению и принятию под опеку детей-инвалидов. Если какая-то семья решается на этот шаг, дело церковной общины, прихода — помочь им в этом трудном деле. Конечно же, для социальной адаптации, интеграции инвалидов также желательно создавать рабочие места, в том числе при храмах и монастырях. Это неполный перечень того, что есть в документе, который предложен вашему вниманию. Я надеюсь, что от вас поступят еще какие-то предложения.

Мы с вами живем, в мире, где большинство людей, если говорить о России и странах, которые находятся рядом, называют себя верующими, православными, но не являются членами Церкви. Они в полном смысле слова не являются членами церковной семьи. Они думают, что православие, христианство — это некое мировоззрение, этническая принадлежность, культурная, национальная особенность. Они не понимают, что это сама жизнь, сама Истина, и что можно к этой жизни приобщиться. Поэтому наша с вами задача — мне кажется, это главная задача и всей Церкви свидетельствовать о той Истине, которой мы с вами живем. Этого можно достичь и через дела милосердия. Я говорю это из реального опыта, добровольческая служба «Милосердие» привлекает к делам любви не только членов Церкви, не только верующих людей, но и тех, кто имеет добрую волю и хочет помогать. И очень часто люди, приходя помогать другим, имея любовь, сострадание к нуждающимся, утверждаются и в любви к Богу.

Наш с вами съезд посвящен специальной теме — помощи инвалидам. В нашей социальной работе должна быть специализация. Конечно, у нас в социальной работе есть разные направления. Но все-таки задача церковного социального работника, задача священника, задача сестры милосердия — помогать каждому, кто обращается к нему за помощью. Всем известен пример милосердного самарянина. Наверняка он не был врачом, но помог человеку, обработал его раны. Он не был богатым человеком, но оплатил для избитого человека гостиницу. Он не был психологом, специалистом по социальной работе, но смог быстро сориентироваться в ситуации и оказать помощь, потому что у него было сострадание и сочувствие. Очень часто мать принимает более правильные решения, чем специалист, который занимается этой проблемой. И если в сердце есть любовь, сочувствие, сострадание, тогда мы больше сможем помочь людям вне зависимости от нашей специализации.

Иногда происходит так, что, занимаясь долго своей работой, мы начинаем от нее уставать, относиться к ней формально и становимся похожи на плохих чиновников. Это недопустимо. Каждый должен быть готов ответить «да» тому, кто обращается к нему за помощью, хоть чем-то ему помочь. Не можешь ты дать ему много денег — дай хотя бы немного, если он нуждается. Не можешь ты взять его домой — скажи ему доброе слово. Не можешь выполнить его просьбу — посоветуй, куда ему обратиться, проследи за его дальнейшей судьбой. Не можешь ты его вылечить — устрой его в больницу, навести его там, посмотри, не выписали ли его оттуда раньше времени, как это часто бывает у нас с бездомными. Наша главная задача с вами, дорогие труженики на ниве церковного социального служения — не подготовить специалистов, профессионалов для всех областей социального служения, - хотя у нас иногда это и получается лучше, чем у государства, - а всех наших прихожан, всех членов Церкви призвать к делам милосердия. Создать атмосферу любви, взаимопомощи во всех наших приходских общинах. Перефразируя слова преподобного Серафима Саровского, я бы сказал так: «Служи с любовью ближним — и привлечешь к этому служению тысячи».

 

Видеозапись всего пленарного заседания съезда доступна по адресу: http://www.diaconia.ru/webinars/congress2014-1/
Все записи IV общецерковного съезда по социальному служению: http://www.diaconia.ru/congress-online2014

 

21.05.2014 19:33, 1085 просмотров

Темы: Инвалиды

Пресс-служба Синодального отдела по благотворительности