«Понял, как быть дальше». Чем жертвуют ради жителей Донбасса

Фото: Синодальный отдел по благотворительности
Фото: Синодальный отдел по благотворительности

Репортаж РИА Новостей – о помощи православных волонтеров беженцам и пострадавшими мирным жителям

Лечат больных, кормят голодных и чинят дома — волонтеры от Русской Православной Церкви помогают и беженцам, и тем, кто остался в зоне конфликта. О том, как работают активисты и что ими движет, — в материале РИА Новости.

«Чувствуешь себя по-настоящему нужным»

Ирина Худякова стала волонтером во время пандемии. Когда лежала с «короной» в красной зоне, увидела, как много делают добровольцы. После выздоровления сама начала помогать больным.

В Мариуполь впервые приехала в июне 2022-го — в одну из первых смен. Семья сначала была против, сын вообще какое-то время не разговаривал.

Но Ирина убеждена: каждый день нужно стараться жить как последний. Для нее это означает быть максимально полезной другим. 

«В городе работала одна больница, да и та сильно пострадала во время боев, — вспоминает она. — Палаты переполнены. Пациенты лежали в коридорах: раненые, ампутанты, старики, которые не смогли выехать из города».

Многим некуда было возвращаться после больницы, поэтому восьмой этаж клиники переоборудовали под временное общежитие.

Смена длилась две недели. «У нас лежала пожилая женщина, за которой ухаживал сын. Очень тепло заботился. Когда мать умерла, буквально не знал, как жить дальше. Я посоветовала заниматься тем же, чем и мы: помогать пациентам», — рассказывает Худякова.

И он действительно стал медбратом. Как утверждают пациенты и коллеги, одним из самых чутких и внимательных.

В середине апреля Ирина поехала в Донецк. Отпуск уже потратила на Мариуполь, а новый — за свой счет — взять не могла: соцработникам его оформить сложно. Хорошо, что были отгулы, накопившиеся за счет донорства крови.

В столице ДНР — тоже госпиталь. Бойцу, который выжил после тяжелого ранения, сказала: «Значит, кто-то за тебя молился». Тот возразил: «Уж лучше две работающие руки, чем тысяча молящихся». «Я и спросила: "А мои руки — какие?"» — вспоминает Ирина.

Позже в палату заглянул врач. «Уйди осколок на сантиметр в сторону, угодил бы в артерию. Вы бы просто на месте истекли кровью», — объяснил он. И добавил: «Хотя "повезло" не совсем тут подходит. Видно, без чьей-то сильной молитвы не обошлось».

Когда за раненым прибыла санавиация, медики говорили: не доводилось еще забирать пассажира в таком приподнятом настроении.

 

Стремились помогать с самого начала

Врачи-добровольцы из московской церковной больницы святителя Алексия были первыми, кто приехал в Левобережный район Мариуполя целенаправленно помогать гражданским. Тогда работать приходилось в здании бывшей стоматологической клиники.

Позже больница развернула в городе собственный мобильный госпиталь. Там же открыли медико-социальный центр. Помимо смотровых кабинетов, есть палаточный лагерь с прачечной, душевой, складом и местом, где можно погреться. Еще один такой госпиталь действовал в ЛНР, сейчас его направили к пострадавшим в Херсонскую область.

Параллельно при больнице святителя Алексия запустили курсы по уходу для сестер милосердия и медбратьев. Выпускники регулярно выезжают в Донбасс. Добровольцев отправляют также Рыбинская и Кинешемская епархии.

Медицинской помощью дело не ограничивается. Церковь организовала сразу несколько центров помощи беженцам: в Москве, Белгороде, Воронеже, Ростове-на-Дону и Екатеринбурге. Из Симферополя священники постоянно отвозят продукты и все необходимое пострадавшим в Донбасс. А теперь и в затопленные районы Херсонской области.

А с марта этого года в Мариуполь каждую неделю выезжают добровольцы-строители. Помогают восстанавливать дома в частном секторе. В первую очередь тем, кто не может сделать это сам: пенсионерам и пострадавшим во время боев.

Чтобы привлечь добровольцев, Синодальный отдел по благотворительности запустил специальный сайт. Там можно узнать, как получить помощь и как помочь самому.

«Но ремонтников все равно очень не хватает, — признается Наталья Кульева, координатор церковной и социальной помощи в зоне конфликта Синодального отдела по благотворительности. — В том же Мариуполе у нас постоянно находятся 30-35 человек. Но этого мало с учетом объема работы».

 

Место, куда можно прийти

Важное звено в цепочке — Московский церковный штаб.

«Вначале у нас была маленькая комнатка. Но поток людей рос, в день приходили до 200 человек», — вспоминает руководитель Наталья Еремичева.

Центр работает без выходных, у сотрудников есть два плавающих дня на отдых. Помощь оказывают и в праздники. Перед новогодними каникулами епископ Пантелеимон, председатель Синодального отдела по благотворительности, сказал: если не смогут выйти, то, делать нечего, сам будет раздавать гуманитарку. Но волонтеры пришли — и просители тоже.

Наталья была в числе первых добровольцев — центр открылся 9 марта прошлого года. Помощь оказывают разную. Всем выдают наборы продуктов. В особой цене детское питание — далеко не все марки подходят малышам.

Раздают и лекарства. Среди беженцев много пожилых людей, есть больные диабетом. Им нужен инсулин и дорогие кроверазжижающие препараты.

В штабе можно получить помощь психолога. «Это важно, но еще очень хорошо людям помогает какая-то социальная жизнь. Часто нам театры, филармонии, музеи и зоопарки предоставляют бесплатные билеты. Такой отдых дает людям возможность немного отвлечься, вспомнить, что такое нормальная жизнь», — говорит Еремичева.

Она сама перебралась в Москву только в 2020-м — дочь поступила в колледж музыкально-театрального искусства, а отпускать ее одну родители не хотели. До этого жили в Донецке. Муж приехал в Москву год назад. А часть родственников осталась в Дзержинске — сейчас город под контролем ВСУ. «До недавних пор буквально жила на три страны: Россию, ДНР и Украину», — признается глава штаба.

За помощью обращаются беженцы из разных регионов. «Большинство — из ДНР, ЛНР и Харьковской области, — объясняет Еремичева. — Есть и те, кому удалось уехать из Черниговской и Сумской. Есть даже с запада страны — Хмельницкий, Львовщина, Закарпатье».

Приходилось организовывать и похороны — с начала конфликта с такой просьбой обратились около 40 человек. «Некоторые до сих пор хранят урны с прахом, — рассказывает Наталья. — Надеются, что удастся предать родных земле рядом с могилами предков».

Иногда подопечным не хватает денег, например, на дорогу — волонтеры дают из своих. Многие сотрудники центра прописывают беженцев у себя, иначе им работу не найти. Тем, кто привык к ручному труду, проще. А вот юристам и учителям, не говоря о бывших госслужащих, приехавших из подконтрольных Киеву областей, устроиться очень сложно.

Глава штаба не отрицает, что встречаются и «профессиональные просители», хотя это единичные случаи.

«Не наше дело их судить, — считает Еремичева. — Мы помогаем, потому что так надо. Потому что нельзя жить так, чтобы "только для меня и для пана атамана"».

И добавляет: «Наше в этой жизни — только то, что мы смогли отдать».

 

Репортаж на сайте РИА Новостей.

 

Больше новостей и историй о церковном социальном служении — в Telegram-каналах «Дела Церкви»«Дела Церкви. Кратко»«Помощь беженцам» и в группах Синодального отдела в VKОК, в Youtube-канале

Помочь беженцам и пострадавшим мирным жителям - помочьвбеде.рф Поддержать церковные социальные проекты можно на онлайн-платформе Синодального отдела по благотворительности «Поможем» - mirom.help

05.07.2023 13:11, 175 просмотров

Темы: Раненые Волонтеры Помощь беженцам Чрезвычайные ситуации Пострадавшие мирные жители

Подпишитесь на рассылку нашего Синодального отдела

Раз в месяц присылаем нескучное письмо о том, какие добрые дела совершает Церковь и ее люди.
Email*