Реабилитация Live: как Русская Православная Церковь спасает наркозависимых

Руководитель направления помощи наркозависимым Синодального отдела по благотворительности, руководитель московского церковного центра помощи зависимым «Реабилитация Live» Алексей Лазарев
Руководитель направления помощи наркозависимым Синодального отдела по благотворительности, руководитель московского церковного центра помощи зависимым «Реабилитация Live» Алексей Лазарев

Интервью с руководителем направления помощи наркозависимым Синодального отдела по благотворительности на радио «Вести ФМ»

- Здравствуйте. Рад всех приветствовать. В студии «Вести ФМ» Руслан Быстров. 26 июня отмечается международный день борьбы с наркоманией. На протяжении многих лет Русская Православная Церковь помогает тем, кто пытается побороть наркозависимость. Сейчас в России действует примерно 200 церковных структур помощи наркозависимым, открыта горячая линия церковной помощи наркозависимым. Вообще идет большая работа в этом направлении. И сейчас у нас на связи – руководитель отдела помощи наркозависимым Синодального отдела по благотворительности Алексей Лазарев. Алексей, здравствуйте.

- Здравствуйте.

- Вы являетесь руководителем первого в Москве бесплатного негосударственного центра амбулаторной реабилитации зависимых «Реабилитация Live». Такое модное сегодня словосочетание. Что означает «Live»? То, что занятия происходят в онлайн-формате?

- Знаете, когда мы открывались, то даже не предполагали этого. Сейчас мы действительно занимаемся онлайн, в том числе. Все началось с того, что как раз в 2019 году на телеканале «Спас» прошел репортаж про жизнь трех реабилитантов трех реабилитационных православных структур. Это был не единичный репортаж, а такая история о развитии этих трех ребят. Они проходили реабилитацию, и, по-моему, еженедельно выходили выпуски про их успехи. Тот проект как раз получил название «Реабилитация Live». В прямом эфире зрители следили за жизнью этих воспитанников. И в этом же году появилась возможность в Москве при храме Живоначальной Троицы в Кожевниках отрыть центр помощи. Появился домик, который мы при помощи телеканала «Спас» и службы «Милосердие» сумели отремонтировать. Мы стали думать, какое название могло бы подойти, даже проводили опросы. И так получилось, что выбрали название «Реабилитация Live», так как проект был на тот момент успешен и интересен. Live можно понимать как «живой», это ассоциация с жизнью.

Сначала мы работали только в очном формате, а позже, с началом пандемии были вынуждены опробовать новые форматы, ушли в онлайн. И онлайн-группа у нас осталась до сих пор. Как оказалось, онлайн-реабилитация может быть очень эффективной, к ней могут присоединяться люди из других регионов, которые к нам никогда бы не приехали. У нас в группе были ребята даже из Красноярска, из Томска, с Мальты, даже не говорю про ближайшие регионы. Этот формат востребован.

- За три года работы профессиональную помощь в вашем центре получили более 7 тысяч человек. Кстати, если кто-то хочет помочь центру «Реабилитация Live», можно отправить смс на номер 3434 со словом Кожевники и суммой пожертвования. Как происходят в формате онлайн сами занятия в центре? Расскажите механику.

- Наша группа собирается каждый день с семи до девяти часов вечера. Это групповая терапия, работа с консультантами. Кроме этого каждый наш воспитанник имеет возможность проходить индивидуальные консультации с психологами. Каждое воскресенье участники группы, кто в московском регионе, приезжают в храм, на территории которого находится центр, для участия в Литургии. Кроме этого, время от времени проводятся еще очные мероприятия, праздники, и ребята тоже приезжают. Большинство участников – из Москвы или Московской области, поэтому они могут встречаться. Группа получилась невероятно дружная, ребята поддерживают друг друга. Удовольствие со стороны смотреть на то, как происходит выздоровление.

В нашем центре также есть группы поддержки для желающих. Зависимые и их близкие проходят арт-терапию, существует киноклуб. Возвращаясь к реабилитационной программе, скажу, что эта программа – трехмесячная. Мы используем церковные наработки, потому что есть методология реабилитации зависимых в церковной общине. Есть программа «Метанойя» фонда «Диакония». Мы создали свою программу, которая подходит для такого амбулаторного формата. И мы успешно опробуем эту программу, она уже дает свои результаты. Ну и, конечно, когда мы ее открывали, ориентировались на опыт такой же программы в Санкт-Петербурге, где есть центр «Фавор» при Александро-Невской лавре. В первую очередь мы взяли их наработки, а после развивали свой подход.

- А люди, которые обращаются к вам за помощью, кто они? Какой у них возраст, жизненный путь?

- Знаете, один из интересных трендов – то, что сейчас у нас в группе женщин больше, чем мужчин. Много запросов от женщин на реабилитацию и помощь. Можно сказать, что в Русской Православной Церкви женских реабилитационных центров пока недостаточно. Большинство обращающихся сейчас за помощью – это потребители современных синтетических наркотиков, очень тяжелых. По возрасту - от 20 до 60 лет, в среднем воспитанникам – 30–35 лет.

- А кто те люди, которые им помогают?

- В основном, по нашей статистике, к нам обращаются люди, у которых нет даже никакой семейной помощи. Таких большинство. Дело в том, что амбулаторная реабилитация требует серьезной мотивации. То есть, человек живет в привычных ему условиях дома, ему нужно каждый день выходить на занятия, писать программу, каждую неделю сдавать новое задание, работать с психологами, с консультантами, приезжать каждый день на Литургию. То есть, очень много делать, чтобы оставаться трезвым. Обычно, это очень мотивированные люди. В то же время в стационарных центрах подавляющее большинство ребят и девушек приехали туда под воздействием своих семей, под давлением родителей. У нас в центре находятся ребята, которые действительно многое потеряли, которых никто не пытался замотивировать внешне, они сами дошли до этого решения. И получается, что у большинства, если есть родители, то это уже пожилые люди. Часто бывает, что если была семья, то она потеряна. За спиной бывает много лет в заключении. Такие суровые ребята, с уже принятым глубочайшим решением меняться, полностью поменять свою жизнь.

- Я вижу на вашем сайте, что им помогают профессиональные психологи, в вашей организации есть и волонтеры – кто эти люди? Просто добровольцы или они тоже прошли в свое время сложный путь реабилитации?

- Да, в этой сфере работает большинство людей, кто, так или иначе, столкнулся с зависимостью в своей жизни, в семье. Это касается и наших волонтеров. Например, эти ребята ведут группы, потому что кроме нашей реабилитационной программы в Москве действует содружество православных групп поддержки. Это группы взаимопомощи, которые ведут такие же ребята, которые когда-то справились с этой проблемой, они наши помощники. Наверное, 95 % тех, кто обращается к нам с желанием помогать, это люди, которые в своей жизни столкнулись с зависимостью. Совершенно неслучайно, что они приходят к нам. Выздоровление от зависимости – это преодоление эгоизма, потому что зависимый человек (наркозависимый, алкозависимый) часто одинокий, эгоцентричный. Эти черты характера подталкивают к употреблению. Для выздоровления необходимо то, что мы называем служением. Когда человек начинает активно выздоравливать, он сам рано или поздно приходит к мысли, что хочет помогать таким же, как и он. Поэтому нередко к нам обращаются люди, которые хотят побыть волонтерами.

- Телефон горячей линии церковной помощи наркозависимым людям – 8 (800) 600 - 16 - 93. Если вы хотите помочь центру «Реабилитация Live», можно отправить смс на номер 3434 со словом Кожевники и суммой пожертвования. Алексей, расскажите, ведь вы давно занимаетесь этой темой наркомании, как меняется ситуация от года к году, если сравнивать сегодняшнюю ситуацию с тем, как было 5–10 лет назад?

- Конечно, тенденции не вселяют особого оптимизма, потому что, действительно, наркомания молодеет. Когда-то десять лет назад казалось, что если кто-то рассказывает о начале употребления в 13–14 лет, это представлялось чем-то очень страшным и необычным. Сейчас ребята, которые приходят к нам, говорят о первой пробе в 11 и в 10 лет. В 12 лет это практически считается «нормой». К сожалению, все большее распространение и доступность имеет современная синтетика – соли, мефедрон. Работать с такими клиентами очень сложно, здесь не обойтись без вмешательства психиатрической службы. Перед реабилитацией такому человеку необходимо побыть в наркологии, в медицинском стационаре точно не меньше месяца, а лучше – больше. И только после этого, после обследования у психиатра, возможного получения некой фармакотерапии можно приступать непосредственно к реабилитации.

- Вот я как раз хотел спросить, подразумевает ли онлайн-формат какой-то контроль за состоянием ваших подопечных?

- Как я уже сказал, есть те, кто имеет возможность приезжать к нам время от времени, кого мы встречаем и видим. Вижу, как работают коллеги в стационарах, или в государственных амбулаторных программах. Там действительно усиленный контроль, проводят чуть ли не ежедневные тестирования. Сначала, когда мы открывались, думали, что у нас будет что-то подобное, но потом на практике поняли, что нам это не требуется. Человек, который сорвался, просто сам выходит из группы, потому что в терапевтической атмосфере группы невозможно долго находиться, обманывая окружающих и себя.

- Алексей, мы говорили о том, как меняется ситуация с наркозависимыми в последние годы. Вы сказали, что, к сожалению, наркоманы молодеют. Есть ли у вас ответ на вопросы: «Почему? Что происходит? Что не так в обществе, если такие молодые люди теряют смысл жизни, находя ложный смысл лишь в синтетических наркотиках?»

- Если опираться на мнения наших воспитанников, то, в первую очередь, они говорят об основной проблеме в виде доступности. Высокая доступность через даркнет, через интернет-магазины, в результате чего употребления вокруг все больше и больше, и проба происходит в раннем возрасте. Когда-то был широко распространен героин, но наркотики не попадали, например, в школы, в средние учебные заведения, а только, начиная с вузов. Но, к сожалению, в последние годы наркотики попали в школы, это подтверждают работающие там люди, педагоги. И это огромная проблема в нашем обществе. Наверное, здесь и то, что лежит на поверхности – случаи социального неустройства тоже играют роль.

Но при всем этом мы не должны забывать, что наркомания не щадит никого, не зависимо от пола, возраста, социального положения. Почему? Потому что это заболевание. Самое главное для нас – никогда не забывать, что наркозависимость – это болезнь. Очень важно относиться к человеку, который обращается к нам, в первую очередь, как к страдающему человеку, по-настоящему страдающему от этой болезни. Наша задача – отогреть человека, отнестись с любовью, с принятием. Быть обязательно на равных, не смотреть свысока, принять страждующего в семью, которая рождается здесь, в центре. Это такие близкие, практически семейные отношения.

- Семь тысяч человек получили помощь в вашем центре. Сколько из них навсегда избавились от недуга, этой привычки?

- Вопрос, правда, очень сложный, потому что, во-первых, требуется много ресурсов для того, чтобы проводить эти исследования. Во-вторых, наш центр действует только три года. Но, тем не менее, у нас есть чат выпускников. И большинство ребят, которые прошли полный курс, остаются трезвыми, даже если у них случился сначала срыв по окончании программы (это не редкость, это нормальная ситуация во время реабилитации, ведь нужно же как-то проверить себя, все ли правда, что говорили тебе во время курса), мы остаемся в общении. Если случился срыв, ребята обращаются за помощью, мы располагаем различными ресурсами для поддержки. Еженедельно проходит группа профилактики срыва, группы взаимопомощи. Есть возможность вернуться и снова стать на рельсы выздоровления.

Если прямо отвечать на ваш вопрос, о точных процентах не скажу вам. В среднем в мире – 20% выздоравливающих. Считается, что это очень много. Поэтому, когда я иногда слышу о 80%  выздоравливающих где-то, сложно отнестись с доверием к этим цифрам. Но, тем не менее, пока то, что видим – ребята все рядом и по выходу из программы они находят свой ресурс поддержки. Например, в Москве есть огромное количество разных групп взаимопомощи, есть возможность поддерживать свое выздоровление. Настоящее выздоровление начинается только после окончания программы. Здесь мы даем первичные навыки, опыт жизни без психоактивных веществ, научаем, как это делать, какими инструментами пользоваться, какие ошибки нельзя повторять… Весь этот опыт, можно сказать, написан кровью предыдущих зависимых, которые проходили этот путь.

- Алексей, ваш центр отличается от других тем, что он православный. Скажите, как найти в Библии ответ на вопрос, почему это происходит, как помочь этим людям и как никогда не стать на этот ужасный и ведущий в никуда путь?

- Пьяница Царство Божие не наследует, так говорится в Писании. Про наркотики там не было сказано, но там сказано про человеческие страсти, которые губят человека. Русская Православная Церковь относится к наркозависимости, с одной стороны, как к болезни, с другой стороны, как к греху. Все-таки человек действительно разрушает себя, на ежедневной основе нарушает заповедь «не убий», потому что уничтожает себя. И, как замечено, страсть наркомании чаще всего паразитирует на какой-то другой страсти, часто это гордыня, блуд, иногда это может быть чревоугодие. Но, в первую очередь, это гордыня. Поэтому духовный компонент для нас, безусловно, важнейший. Без веры, без Божией помощи справиться с такой ужасной болезнью, с такой страстью практически невозможно.

При этом хочу сказать, что в нашем центре мы не давим в религиозном смысле, не бьем Священным Писание по голове. Воцерковление – сугубо добровольное. Но мы видим плоды, когда нет навязывания. Например, в группе, которая существует сегодня (а ребята пришли такими, что кто-то не имели никакого религиозного опыта, у кого-то опыт был, совершенно разные), сейчас 100 % участников не только веруют, но вместе молятся, даже сами организовали чат, где читают акафисты, они ежедневно на Литургии причащаются и исповедаются. То есть это происходит как-то стихийно по движению души, по зову сердца. Это очень отрадно, потому что знаем случаи, когда воцерковление происходит насильно, и плоды очень плохие, ребята становятся религиозными фанатиками, и потом нужна реабилитация от такой реабилитации.

- Большое спасибо вам за это интервью и за то, что вы делаете. У нас на связи был руководитель отдела помощи наркозависимым Синодального отдела по благотворительности Алексей Лазарев. Если вы хотите помочь центру «Реабилитация Live», можно отправить смс на номер 3434 со словом Кожевники и суммой пожертвования. Например, «Кожевники 300» или «Кожевники 400». Телефон горячей линии церковной помощи наркозависимым – 8 (800) 600 - 16 - 93.

 

Интервью на онлайн-платформе «Смотрим».

 

Больше новостей и историй о церковном социальном служении — в Telegram-каналах «Дела Церкви»«Дела Церкви. Кратко»«Помощь беженцам» и в группах Синодального отдела в VKОКViber, в Youtube-канале. Экспертные комментарии и ответы на вопросы – в аккаунте Отдела в Яндекс.Кью.

26.06.2022 23:34, 83 просмотров

Темы: Наркозависимые

Подпишитесь на рассылку нашего Синодального отдела

Раз в месяц присылаем нескучное письмо о том, какие добрые дела совершает Церковь и ее люди.
Email*