Силы из ниоткуда

© Михаил Терещенко/ТАСС
© Михаил Терещенко/ТАСС

Репортаж ТАСС – истории помощи в зоне конфликта участников XI Общецерковного съезда по социальному служению

Помощь беженцам и пострадавшим от военных действий в зоне СВО стала ключевой темой XI Общецерковного съезда по социальному служению, прошедшего на этой неделе в Москве. Более 1100 православных добровольцев регулярно ездят в зону конфликта, посещают больницы и госпитали, оказывают помощь нуждающимся на дому. Выступивший на форуме Святейший Патриарх Кирилл особо отметил труд врачей и медицинских работников церковной Больницы Святителя Алексия, которые организуют прием людей в пострадавших районах, вывозят пациентов на лечение в Москву, делают протезы, возвращают раненых к полноценной жизни. Участники съезда делились в том числе своим личным опытом, рассказывали о людях, с которыми им довелось встретиться, и о том, что им пришлось пережить. Корреспондент ТАСС собрал некоторые из этих историй.

Андрей из Мариуполя

Ирина Худякова — сестра милосердия из Москвы, по профессии социальный работник. Тяжело переболев коронавирусом в пандемию, она сразу же пошла добровольцем в ковидный госпиталь, а после начала СВО трудилась еще сестрой милосердия в больницах Мариуполя, Горловки, Донецка и Луганска.

«Самые яркие и тяжелые впечатления были, когда мы приехали в Мариуполь, первая поездка была в июне 2022 года, — рассказала Ирина Худякова. — В городе не было ни воды, ни электричества, около подъездов в то время еще стояли венки с крестами, где хоронили людей, не работали ритуальные службы. Я шла по городу и понимала, что моя жизнь изменилась, она стала другой, и это был очень тяжелый опыт».

Она вспоминает, как однажды в мариупольскую больницу привезли очень тяжелого пациента, которого звали Андреем. Поначалу он не шел ни на какой контакт с волонтерами, только ругался на них, но потом рассказал о себе Ирине. У Андрея была инвалидность, он практически не вставал с кровати, за ним ухаживали родители. Но когда в Мариуполе начались боевые действия, его мать в первый же день умерла от инфаркта, а через неделю умер отец, и Андрей остался в квартире один.

«Добрая соседка его подкармливала, один раз в день она приносила ему еду, но он все это время лежал на кровати в том, в чем он был, и у него образовались страшные пролежни. И он потом сказал мне: "Ты знаешь, меня спасло единственное: в квартире почти всегда было темно, я читал молитвы по памяти, а потом как-то дополз до шкафа и нашел молитвослов, и читал его". Этот человек был отогрет нами, и сейчас он другой, он уже не один» - рассказала Ирина Худякова.

 

«Город — Сталинград»

Куратор социальной деятельности в Северо-Западном федеральном округе Синодального отдела по благотворительности Наталья Савина поделилась тем, как побывала в Северодонецке. Сейчас в городе идут восстановительные работы, однако там по-прежнему нет света и отопления, проблемы с едой, редкие работающие магазины закрываются очень рано.

«Вечером в городе просто темень. Стоят разрушенные дома, эти выжженные глазницы пустых окон, ни одного фонаря. Город — Сталинград. Если хотите посмотреть Сталинград вживую, приезжайте в Северодонецк. Из 890 домов — 95% совсем разрушены», — рассказала Наталья Савина.

Недавно Наталья вместе с группой волонтеров привезла 1 700 обогревателей для жителей города и организовала их раздачу. По ее словам, в Северодонецке сейчас живут около 30 тысяч человек, из них 17 тысяч — пенсионеры и люди с инвалидностью, около 2 тысяч детей.

«Мы подъехали во двор разрушенных абсолютно домов, сидит одна бабушка. Я у нее спрашиваю: у вас тут кто-то еще живет? Она говорит: да, тут живут. Я говорю: мы тут обогреватели привезли, здесь прямо на улице стоим — давайте паспорт, мы будем их выдавать. И через пять минут из всех разрушенных домов, буквально изо всех щелей стали выходить люди. Шли со всех сторон — кто выходил, кто бежал, подходили к нам, мы их записывали, выдавали обогреватели», — вспоминает Наталья.

Жители рассказали ей, как они согреваются во время холодов. 

«Кто-то сказал: у нас две большие собаки, овчарки дворовые, одна с одной стороны ложится, другая — с другой, и в ногах кот. Вот так мы друг друга греем. А одна женщина говорит: а я лайкой греюсь. У меня лайка, породистая собака, мы, говорит, вместе спим на диване, друг друга греем телами», - рассказала Наталья Савина.

 

«Силы из ниоткуда»

Главу социального отдела Бишкекской епархии Елену Иванову во время поездки в Мариуполь поразила встреча с одной бабушкой. Она растерянно стояла посреди дороги, на ногах была старая обувь из разных пар. Волонтеры посадили ее в машину, купили еды, узнали, где она живет, и повезли домой. Дорогой узнали, что Ольга Владимировна, так звали бабушку, всю жизнь проработала начальником отдела технического контроля на заводе «Азовсталь», заслужила там большой почет, но детей у нее не было, и сейчас она совершенно одна.

«Она говорила об этом, а я все смотрела на эти ее рваные, разные ботинки, и что-то очень противоестественное в этом было. При этом у нее была очень грамотная, хорошая речь. И тут она сказала то, после чего у меня внутри все заныло, она сказала: вот сейчас я приду домой, лягу и буду смотреть в потолок, а дома никого, и я знаю, что никто не придет; будет хлопать сломанная дверь, а я буду ждать смерти. Вот это очень страшное одиночество, которое просто не вместить», - рассказала Елена Иванова

Именно таким людям и нужно оказывать помощь прямо сейчас.

А старшая сестра милосердия Екатеринбургской епархии Елена Борщик поделилась своими впечатлениями от помощи и общения с ранеными бойцами, пострадавшими в зоне СВО. Сестры милосердия из ее епархии регулярно ездят в командировки в госпитали Ростова-на-Дону.

Елене не раз приходилось заходить в складское помещение с одеждой и вещами первой необходимости. В эту комнату часто спускались солдаты, которые только попадали в госпиталь с фронта. «Мы им выдавали эти посылки, то, что присылали со всей России, — сказала Елена Борщик, — и меня просто поражало, когда они отказывались взять вторую пару носков, трусов, футболок, потому что очень переживали, что сейчас следом придет другой солдат. "А вдруг ему не хватит?"».

Как вспоминает Елена, к концу смены уже все валились от усталости, но в этот момент не раз поступало объявление о том, что «борт пришел», прибыли новые 10, 50 или 100 раненых бойцов, и нужно было возвращаться в приемник, встречать их, готовить еду. «И было очень удивительно, что откуда-то брались силы для этих ребят. Им нужно было сделать чай, кофе, наготовить, накормить самым вкусным, раздать шоколад, потому что они должны знать, что их здесь очень ждут, и любят, и поддержат всегда. И силы брались из ниоткуда», — говорила Елена Борщик.

Но больше всего, добавляет она, ей запомнился один тяжелораненый солдат, которого однажды увидела во время обхода палат. «Закрытые глаза от боли, он был весь забинтованный, с капельницами, окровавленные бинты. Заходим в палату с традиционным вопросом, и его тоже спросили: как дела, настроение? И вот он начинает медленно поднимать руку, очень медленно. Мы ждали, чем все это закончится. И наконец, вот так перед глазами он показал (большой палец кверху — прим. ТАСС), и рука упала. Я думаю, что, когда мне в жизни Господь пошлет испытание и мне будет очень больно, я всегда буду вспоминать эту руку», — сказала Елена.

 

Волонтеры-ремонтники

Участники съезда сообщили в том числе о церковном проекте по восстановлению частных домов жителей Мариуполя. Смены волонтеров-ремонтников выезжают в город из Москвы с марта этого года еженедельно. Они помогают тем людям, которые сами не могут отремонтировать свое жилье, — пожилым, многодетным, людям с инвалидностью, одиноким женщинам с детьми. Всего в Мариуполь съездили уже более 570 добровольцев-строителей, их силами восстановлено 165 домов, пострадавших от военных действий.

Координатор волонтеров Юрий Грубый отмечает, что многие добровольцы, оказавшись в Донбассе, как бы начинают там заново свою жизнь — они учатся у людей, которые прошли через самые тяжелые испытания, потеряли своих близких, но и нашли «какую-то твердь» — настоящую опору в жизни.

Так, в Мариуполь поехал волонтером-ремонтником Сергей, он из Кемеровской области. Его сын, служивший в разведке, погиб во время СВО под Гостомелем. «Потом уже, — рассказал Юрий Грубый, — когда он там поработал немножко, я спрашиваю: ну, Сереж, что там? Он говорит: понимаешь, вот мое горе, — как он говорит, небольшое горе, — я привез в этот океан горя, и как бы растворил свое горе в этом общем горе, и мне стало легче. Я понял, что есть смысл начинать и продолжать жизнь дальше».

Митрополит Луганский и Алчевский Пантелеимон, приехавший в эти дни также в Москву, отметил, что местные жители приняли постигшие их испытания «с верой в промысл Божий». «Но люди находятся в тревоге, в страхе, и то, что за них молятся, то, что им помогают, протягивают руку помощи, их вдохновляет, — обратился митрополит Пантелеимон к участникам съезда. — И я хочу поблагодарить вас еще за то, что ваша помощь не дала людям возможности уехать оттуда, оставить эту землю, оставить могилы своих родных. А значит, они передадут память обо всем своим детям».

 

Репортаж на сайте ТАСС.

 

Больше новостей и историй о церковном социальном служении — в Telegram-каналах «Дела Церкви»«Дела Церкви. Кратко»«Помощь беженцам» и в группах Синодального отдела в VKОК, в Youtube-канале

Помочь беженцам и пострадавшим мирным жителям - помочьвбеде.рф Поддержать церковные социальные проекты можно на онлайн-платформе Синодального отдела по благотворительности «Поможем» - mirom.help 

17.11.2023 22:56, 166 просмотров

Темы: Раненые Чрезвычайные ситуации Пострадавшие мирные жители

Подпишитесь на рассылку нашего Синодального отдела

Раз в месяц присылаем нескучное письмо о том, какие добрые дела совершает Церковь и ее люди.
Email*
 

Читайте нас в Телеграме:

Подписаться