«Услышали два хлопка. Началась суета»

Фото: Илья Питалев / РИА Новости
Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Материал Ленты.ру - о помощи врачей-добровольцев Больницы Святителя Алексия в зоне конфликта

Полтора года медики-добровольцы из московской Больницы Святителя Алексия работают в Донбассе, помогая мирным жителям и немногим коллегам-врачам, оставшимся на своих рабочих местах, несмотря на идущие рядом боевые действия. Они регулярно привозят в местные больницы необходимое оборудование, некоторых пациентов доставляют в Москву и лечат уже там. Вахтами на Донбасс ездят сестры милосердия. Главврач больницы Алексей Заров, врач-травматолог, уже больше 20 раз приезжал в Донбасс. Он рассказал «Ленте.ру» о полученном опыте и планах создать на базе Больницы Святителя Алексия площадку для объединения российских врачей, готовых добровольно помогать людям в зоне СВО.

 

* * *

Ранним октябрьским утром, еще до рассвета из Больницы Святителя Алексия на Ленинском проспекте в Донбасс выехали три большие машины.

Первая — одна из машин скорой помощи, которые у больницы свои, — повезла новую смену врачей, сестер по уходу и прошедших лечение в столичном стационаре пациентов в Мариуполь. В среду эта скорая вернется в Москву с новыми пациентами.

Вторая повезла аппарат УЗИ в Луганск, аппарат ИВЛ в Горловку, конвекторы-обогреватели в Северодонецк, Макеевку и Донецк, а также медикаменты и расходники, необходимые донбасским больницам.

В третьей — новая смена врачей-добровольцев в больницы Северодонецка и Лисичанска, где особенно остро не хватает хирургов, анестезиологов, травматологов.

Этот и другие подобные рейсы уже давно происходят в регулярном режиме (с мая 2022 года — каждый понедельник, среду и четверг). Сестры вахтами работают в шести больницах, находящихся в Мариуполе, Луганске, Макеевке и Донецке. Машины с символикой больницы Русской Православной Церкви знают и с надеждой ждут пациенты и коллеги-врачи в Донбассе. Без них уже не обойтись.

Удивительно, что весь этот отлаженный более чем за год механизм построен на волонтерских началах.

Алексей Заров c председателем Синодального отдела по благотворительности епископом Пантелеимоном и коллегами впервые оказался в Донецке вечером 23 февраля 2022 года. Тогда основные заботы людей доброй воли были связаны с развернутыми в России пунктами временного размещения беженцев с Украины.

Но и Донбасс нуждался в гуманитарной медпомощи, так как еще до начала СВО и даже до начала конфликта в 2014 году состояние медпомощи здесь оставляло желать лучшего.

«Вечером 23 февраля 2022 года мы привезли в Донецк гуманитарную помощь и остались ночевать в гостинице», — вспоминает Алексей Заров. Ни он, ни его спутники не предполагали, что встретят первый день СВО в прифронтовом городе, но, возможно, как понял потом Заров, именно из-за этого обстоятельства их больница одной из первых стала помогать пострадавшим от боевых действий. Сам Алексей с тех пор бывает в Донбассе минимум раз в месяц.

 

Мариуполь

Заров на всю жизнь запомнил 5 апреля 2022 года, когда впервые оказался в мариупольской больнице интенсивного лечения. Единственной больнице, которая работала в городе, где еще активно шли бои.

Но работала — это громко сказано, так как здесь не было электричества, отопления, воды. В какой-то момент осталась лишь горстка врачей и медсестер, у которых почти не было лекарств, но было очень много пациентов — пострадавшие люди стекались сюда со всего города.

Первыми на подмогу местным докторам, как и сотрудникам Новоазовской больницы, куда везли мариупольцев, укрывавшихся по несколько месяцев в городских подвалах, пришли именно добровольцы — люди, взявшие отпуска в российских больницах и отправившиеся на поездах, машинах и автобусах в неизвестность ради высокой миссии спасения чужих жизней.

Так же и с младшим медперсоналом. Первые сестры и братья милосердия из Больницы Святителя Алексия ехали до Ростова-на-Дону на поезде, а потом с большими тюками, в которых было все необходимое для ухода за пострадавшими, пешком переходили границу с ДНР.

Работы было очень много. Подвалы спасали от взрывов, пуль и осколков, но сидевшие в них долгое время люди страдали от голода, переохлаждения, антисанитарии и не только.

В Новоазовской больнице Заров познакомился с 86-летней Раисой Андреевной — женщиной, доставленной из мариупольского подвала с гангреной. Ей ампутировали ногу на уровне бедра. Но что делать дальше?

Решили вывезти ее на дальнейшее обследование, лечение и протезирование в Москву. Через десять месяцев Раиса Андреевна по своему желанию вернулась в Мариуполь. За это время она, насколько это было возможно, восстановила свое здоровье и научилась заново ходить на протезе — в Елизаветинском филиале Больницы Святителя Алексия в Жуковском открылся свой центр протезирования.

Алексей теперь приводит эту женщину в пример — как человека, даже в столь пожилом возрасте полного жажды жизни и желания вновь встать на ноги.

Одной из первых пациенток, которых вывозили из Мариуполя для лечения в московскую больницу, была Алина, работавшая журналисткой на радио.

У нее была опухоль мозга, но на момент знакомства с российскими врачами-добровольцами в апреле 2022 года Алина находилась в ремиссии. Ей требовалось МРТ.

 ,,

Как сейчас помню, у Алины, как и многих других мариупольцев, лицо и руки были черными. Лицо она отмыла быстро, а вот руки оставались черными еще несколько месяцев, когда Алина уже в Москве у нас лежала

 

По словам Зарова, это была очень симпатичная, жизнерадостная, оптимистичная девушка, несмотря на болезнь и все пережитое ею в Мариуполе. Была, потому что спасти ее не удалось.

МРТ показала, что начался рецидив. Этот вид опухоли изначально не предполагал излечения, но Алексей с коллегами, Алиной и ее матерью боролись, сколько это было возможно, выходя за пределы протокола.

Немногим больше недели назад, когда Заров в очередной раз уезжал из Москвы в Донбасс, Алина была жива и находилась в паллиативном отделении Больницы Святителя Алексия, но за те дни, что они с руководителем Патриаршей гуманитарной миссии епископом Пантелеимоном заезжали в Луганск, Донецк, Горловку, Ясиноватую, девушка скончалась, и ее на больничной машине отвезли домой, в Мариуполь.

«Так совпало, что мы, оказавшись в Мариуполе, попали на ее отпевание и похороны», — говорит Алексей. С Алиной прощалась и Лиза, которая вместе с ней уезжала в Москву на лечение.

У Лизы тоже была опухоль и прерванная из-за боевых действий на несколько месяцев химиотерапия, а еще во время боев в Мариуполе у нее погиб муж. Прямо во дворе их дома. Лиза осталась одна с маленьким ребенком и не могла никуда вывезти тело мужа. Похоронили его на месте гибели.

«Когда я весной 2022-го подъехал к дому, где она жила, то первым увидел ее сына, катавшегося на трехколесном велосипеде вокруг могилы своего отца», — вспоминает московский врач.

Лизу удалось вылечить. Больница Святителя Алексия отвезла ее в свой стационар в Москву, она прошла химиотерапию и была успешно прооперирована.

Помощь активно оказывали и сами мариупольцы. Многие из них тоже приходили работать в больницы и пункты временного размещения. Так, к примеру, Оксана, которая практически лишилась средств к существованию и жилья, вынужденно переселившись к соседям из своей пострадавшей от боев квартиры, посчитала нужным пройти курсы по подготовке младших медсестер по уходу (сотрудники Больницы Святителя Алексия регулярно проводят их в Мариуполе и других местах) и работала бок о бок с коллегами из Москвы в той самой больнице интенсивного лечения.

«Наши сестры милосердия в Новоазовске ухаживали не только за мариупольцами из подвалов, но и за пленными азовцами. Им было проще это делать, чем местным медикам», — отмечает Заров.

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

 

Эпидемия травм

Множество раненых и дефицит необходимого оборудования, особенно в первое время, приводили к тому, что для оказания помощи врачи использовали любые подсобные материалы. Алексей был удивлен изобретательности медиков в Горловке, которые научились кустарным путем изготавливать аппараты наружной фиксации для пациентов с минно-взрывными травмами. Это помогало сохранять раненым руки и ноги. 

,,

Минно-взрывные травмы, как и осколочные ранения, — самая распространенная проблема, с которой сталкиваются медики в зоне боевых действий. Не зря войну называют эпидемией травм

 

Самоделки — это все же не выход из положения, и сотрудники больницы Святителя Алексия стараются по возможности завозить в Донбасс современные фиксаторы.

«Для проведения современных операций такого рода необходим постоянный рентгеновский контроль — в частности, с помощью аппарата "С-Дуга". Это оборудование становится глазами хирурга», — говорит Заров. Первый аппарат был доставлен сотрудниками церковной больницы именно к кулибиным в Горловку, и Заров вместе с коллегами проводил обучение, чтобы показать, как эта техника работает.

Это оборудование нельзя просто приобрести в магазине. Оно делается под заказ и стоит несколько миллионов рублей. Деньги на это собирают прихожане российских церквей.

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Еще у больницы есть два мобильных диагностических комплекса, которые позволяют врачам проводить амбулаторный прием в любом месте, где этого требует ситуация. Один стационарно стоит в Мариуполе, второй курсирует по разным городам Донбасса и Херсонской области.

Одним из самых сложных направлений работы для такого мобильного медицинского комплекса стал Северодонецк с его окрестностями. Некоторое время там не работала телефонная связь. Кроме того, врачам нужно было ежедневно менять локацию и даже маскировать машину.

Врачи-добровольцы помогали там единственной работавшей в округе больнице, где осталась всего пятая часть сотрудников.

Они принимали людей, которые, конечно же, продолжали болеть обычными болезнями: делали флюорографию и рентген, кардиограммы, УЗИ и другие функциональные исследования. Бесплатно раздавали привезенные лекарства.

Этим летом передвижной медицинский комплекс очень пригодился во время затопления районов Херсонской области после подрыва Каховской ГЭС. Там врачи-добровольцы могли не только осмотреть пациентов, но и провести необходимые функциональные исследования, назначить адекватное лечение, выдать лекарство.

А тех, кому требовалась более высокотехнологичная помощь, как и в случае с мариупольцами, эвакуировали на скорой в Москву. Сейчас этот передвижной медицинский комплекс находится в Лисичанске.

Фото: Илья Питалев / РИА Новости 

 

Дорога

Все эти месяцы Алексей Заров и его коллеги-добровольцы проводят много времени в дороге. Периодически возникают непредвиденные ситуации.

Однажды, когда его машина уже следовала по новым российским территориям, пробило заднее колесо. Ни он, ни еще трое взрослых мужчин, каждый из которых опытный автолюбитель, не смогли снять его после того, как открутили все гайки, — так сильно оно прикипело.

«В сети нашли два способа: бить кувалдой и кататься на сдутом колесе при ослабленных гайках, — не помогло», — вспоминает Заров. Близкие к отчаянию, в кромешной тьме, они отправились к стоянке, где была припаркована пара десятков дальнобойных машин.

Был второй час ночи, окна всех машин закрыты шторками, никаких признаков жизни. Но из кабины одного грузовика были слышны звуки радио. Разобрав слова, врачи поняли, что кто-то там внутри слушает книгу «Несвятые святые».

В кабине сидел немного сонный бородатый мужчина, который без раздумий отправился помогать попавшим в беду врачам.

«Я тогда уже был уверен, что колесу не устоять перед нашим новым знакомым», — улыбается доктор. Дальнобойщик разобрался с этой задачей за считаные минуты, а затем, провожая, перекрестил Алексея и его спутников.

 ,,

Однажды машина скорой помощи из Больницы Святителя Алексия застряла в пути, попав в Ростовской области в снежную бурю. Пришлось простоять всю ночь, благо что в машине было достаточно топлива, воды и продуктов. А утром врачей и их пациентов приняли и обогрели в небольшом православном приходе в Гуково, до которого пришлось пробираться через снежные заносы 11 километров

 

Как-то Заров подсчитал, что за год они с коллегами намотали уже более 350 тысяч километров. Трасса М4 стала для медиков-добровольцев родной. На ней регулярно происходят встречи тех, кто едет в Донбасс и обратно.

А однажды летом Алексея, возвращавшегося из очередной поездки с епископом Пантелеимоном, остановили сотрудники ГИБДД, чтобы… попросить помочь перевернуть машину, попавшую в ДТП, в которой находились четыре человека. Дружными усилиями всех, в том числе и владыки Пантелеимона, это удалось сделать, застрявших пассажиров вытащили.

 

«Задача — объединить усилия врачей-добровольцев»

Любая поездка в зону СВО — это большой риск, но Заров и его коллеги не могут не ехать, ведь речь идет о спасении людей.

«В предпоследний раз, когда мы ехали по центру Донецка, услышали два хлопка. Началась суета. И в ста метрах от нас увидели горящий автобус и людей, лежащих вокруг него», — говорит Алексей, подчеркивая, что порой опасность совсем рядом.

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Донецк, где он встретил первый день СВО, до сих пор остается прифронтовым городом, здесь стало еще опаснее, чем прежде, а в некоторых районах, к примеру, в Петровском, врачи и их пациенты подвергаются значительному риску.

«Не так давно мы привезли "С-дугу" в 14-ю больницу в Петровском районе, и начался обстрел кассетными боеприпасами», — вспоминает врач.

По словам Зарова, главные обязательства у человека связаны с семьей. Семья — это безусловный приоритет, так что никакая добровольческая деятельность не должна ей вредить. В каждой семье — свои традиции, которые нужно учитывать, принимая решение ехать в опасное место помогать людям.

 ,,

Одной жене можно сказать: ты вышла замуж за врача. А другой жене такого не скажешь. Помогая другим, ты не должен делать это в ущерб своей семье

 

По этой причине со всеми, кто собирается ехать в Донбасс от Больницы Святителя Алексия, проводятся обязательные собеседования, на которых уточняется, отпускает ли человека супруг или супруга, решается вопрос о том, с кем останутся дети, если они есть.

Фото: Владимир Гердо / ТАСС

У Алексея супруга умерла. Заботиться о пятерых детях ему помогает няня. Однако ребята справляются и сами: трое из них уже учатся в мединституте.

Заров считает, что любой энтузиазм со временем спадает, а помощь людям, живущим в зоне СВО, требуется все время, и она должна быть хорошо организована, структурирована.

«Первыми в Донбасс поехали врачи-добровольцы — люди, взявшие отпуска и отправившиеся туда за свой счет. Потом там появились медики, командированные Центром медицины катастроф, врачи из подшефных регионов, — объясняет он. — Но добровольцы и сегодня остаются силой, без которой не обойтись. Теперь наша задача — объединить врачей-добровольцев из разных учреждений и регионов усилиями церковной Больницы Святителя Алексия».

В планах у Алексея и его коллег — создать на базе больницы организацию, которая будет на постоянной основе помогать специалистам прибывать на место, устраиваться на работу в конкретную больницу, получать там жилье и питание, а также медикаменты и необходимое оборудование для работы.

Узнать больше и внести свой вклад в дело помощи пострадавшим в зоне конфликта мирным жителям можно здесь. Медики, желающие стать добровольцами и работать вместе с сотрудниками Больницы Святителя Алексия, могут заполнить анкету и пройти собеседование.

 

Материал на сайте Ленты.ру

 

Больше новостей и историй о церковном социальном служении — в Telegram-каналах «Дела Церкви»«Дела Церкви. Кратко»«Помощь беженцам» и в группах Синодального отдела в VKОК, в Youtube-канале

Помочь беженцам и пострадавшим мирным жителям - помочьвбеде.рф Поддержать церковные социальные проекты можно на онлайн-платформе Синодального отдела по благотворительности «Поможем» - mirom.help

28.10.2023 19:48, 333 просмотров

Темы: Чрезвычайные ситуации Пострадавшие мирные жители Добровольцы

Подпишитесь на рассылку нашего Синодального отдела

Раз в месяц присылаем нескучное письмо о том, какие добрые дела совершает Церковь и ее люди.
Email*
 

Читайте нас в Телеграме:

Подписаться